• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: поговорить (список заголовков)
18:49 

Я понимаю, что вряд ли тут много любителей современной русской литературы, но всё равно спрошу.
Есть ли у нас какие-нибудь хорошие книги о русской глубинке (деревня или маленькие города), но без интонации ГРОБ ГРОБ КЛАДБИЩЕ ПИДОР?

@темы: поговорить

23:40 

Вот на холиварке в книготреде обсуждали героев-рассказчиков.
Там вроде кто-то высказывался о том, что надо разделять, когда рассказчик — антигерой и когда он герой, просто у автора такое вот говно в голове. Ну, например, типичные рассказчики-антигерои — это Гумберт и Печорин. С Печориным всё попроще, потому что Лермонтов даёт взгляд на него со стороны, когда он ведёт себя по-свински, но между тем всё равно распространено представление, что он крутой байронический герой, а не типичный пациент холиварки. «Лолита» вся подана с точки зрения Гумберта, поэтому особенно впечатлительные читатели начинают подозревать Набокова в том, что он сам оправдывал педофила, хотя он явно писал Гумберта как плохого парня.
В компанию к Печорину, кстати, идёт Клегг из «Коллекционера», потому что там в романе два рассказчика: Клегг и Миранда, да и Клегг более явный маньяк. Ну или мне так кажется, потому что я просмотрела все сезоны «Мыслить как преступник», лол.
Ещё характерный антигерой был в «Древе Иуды» Кронина: там гг, конечно, никого не убивал собственными руками, он просто был мудаком и плохо кончил. Ну и то, что он плохо кончил, заодно разрушив чужую жизнь, нам и демонстрирует то, что это не герой, а антигерой.
Герои, если умирают, то как-нибудь трагично (Фантина, например), с катарсисом для читателя, и губит их не собственное говно в голове, а общество или окружающие мудаки.

Но есть и такие ситуации, когда рассказчик — то ещё говно, но автор считает его нормальным, а то и лучше всех прочих персонажей. Честно сказать, я на такое редко натыкаюсь, потому что обычно изучаю аннотацию и отзывы перед тем, как книжку читать, но вот, например, в «Книжной лавке» — ужасно блевотный герой-рассказчик. Он не маньяк, а просто тупой и мелочный сноб, претендующий на богемность, но, судя по всему, это «хороший парень». Честно говоря, меня всю книгу от него воротило, я дочитывала просто из интереса, как автор снова со дна постучится (и, к слову, он оправдал мои ожидания, спустив меня в самые бездны днища).
А ещё есть рассказчики просто нудные и задалбывающие своими «хочу ли я? могу ли я? магнолия?».

Я книги с такими рассказчиками (у которых авторские тараканы в голове; ну или они меня просто раздражают, а автору, похоже, норм) стараюсь вообще не читать, потому что мне сложно отстраняться от этого. И если ради какого-нибудь шедевра мировой литературы можно и потерпеть, то ради рядового современного автору — ну нафиг.

@темы: поговорить

00:12 

Аноны и неаноны, внезапный вопрос.
А по каким учебникам сейчас английский учат? Когда я была школоло, мы считались страшно продвинутыми и заказывали себе учебники издательств Лонгман и Оксфордского университета. Не то чтобы мне это помогло. Русские учебники считались днищем и зашкваром для общеобразовательных школ, где английский учат на уровне «Ландан из зе кэпитал оф Грейт Британ».
А сейчас что?

@темы: поговорить

20:52 

1) Решила просрать выходной — и просрала его за чтением бложиков.
Кстати, вот вам рубрика о книгах в одном блоге.

2) Есть вещи, которые в литературе конкретно задалбывают.
Меня, например, задолбали тексты, где описываются унылые метания мужика (эталонного бгм) от двадцати до пятидесяти в поисках себя, и как бы гениально ни был написан такой текст, он вызывает во мне в основном смертельную скуку. Как сказала моя мама, прочитав что-то такое: «А вот если бы ему пришлось вагоны разгружать, у него бы таких проблем не было».
Удивительно, когда этими вялыми хуестраданиями умудряются наполнить даже текст с богатым фактическим материалом, на котором можно было бы кучу всего интересного построить, но в результате ты пятьсот страниц следишь, как главный герой болтается, словно говно в проруби, и ему хочется то ли конституции, то ли севрюжины с хреном, то ли присунуть кому-нибудь.
А вас что-нибудь задолбало?

@темы: поговорить

19:26 

По просьбе из предыдущего треда два вопроса:

1) Когда у вас появилась любимая книга? Если любимые книги меняются, то как часто?

2) Что читают герои ваших произведений? (фанфики тоже подойдут)

@темы: поговорить

22:11 

Вот я думаю, что в 90% случаев в современной прозе, массовой литературе и фанфиках надрачивают на какой-то очень узкий круг произведений. Я сейчас говорю не о тех романах, в которых очень большой книжный контекст, там и Пинчона, и Бульвер-Литтона, и Овидия найти можно. А вот так в среднем...
«Над пропастью во ржи»
«Маленький принц»
«Джен Эйр»
«Грозовой перевал»
«Цветы для Элджернона»
«Большие надежды»/«Приключения Оливера Твиста»/«Дэвид Копперфильд»

Джентльменский набор «любителя литературы».

@темы: поговорить

22:53 

Аноны и неаноны, кто читал «Тринадцатую сказку»?
У меня такие вопросы остались?
1) Кто всё же был выжившей близняшкой (и как это определили)?
2) Как пережила огонь коробка с «сокровищами»?
3) В чём смысл вообще всей это истории? Просто роман с тайной в готическим антураже? Или я что-то не разглядела?

@темы: книги, поговорить

01:32 

Немного изменила своему правилу не писать про конкретные книги, кроме классики, но постик про «Дом, в котором...» так и напрашивается.

Я знаю, что от него кривят нос из-за того, что он такой попсовый, но я не люблю этот снобизм, когда «правильная» боллитра должна быть обязательно о том, как унылое говно болтается в проруби, а во время чтения хочется умереть то ли от скуки, то ли от тоски.
Не помню, высказывал ли тут кто-то это мнение, я его в реале слышала.

Я, в общем, не буду обсуждать (и вам не советую), достаточно ли хорошо написан этот роман. Во всяком случае, он написан на достаточном уровне, чтобы попасть в шорт-лист букера, а там даже в самым слабым произведениям претензии совсем не те, что к среднему детективчику.
В любом случае, в боллитре важнее всего то, насколько свежим и оригинальным вышел роман. У Мириам Петросян получилось свежо и оригинально на фоне современной русской традиции. У Гузель Яхиной, о которой я уже писала, тоже.
Имхо, это намного важнее, чем написать солидный роман о том, как очередной мужик от двадцати пяти и до пятидесяти пережёвывает проблемы, уже сто раз пережеванные мировой литературой.

Интересно другое. Мириам Петросян пошла по пути, довольно нетипичному для современной русской литературы: о реальных проблемах она говорит в максимально условной, отвлечённой форме. Напиши она роман про бедных-нищастных детдомовцов в стиле русреал «самую мякотку души обнажаю», вышла бы очередная тягомотина с одноногими собачками, которой в лонг-листах наших литературных премий хоть жопой жуй.
За основу «Дома» Мириам Петросян взяла типичные для подростковой массовой литературы тропы: главные герои — подростки (но, конечно, необычные подростки, которым можно симпатизировать), закрытое заведение, ещё более закрытая группа, в которую попадает новичок, инфернальные близнецы, фантастические элементы, путешествия между мирами, фольклорно-мифологические завороты. Только весь этот набор Мириам Петросян собирает по-своему, потому что «Дом» — это не книжка о том, как тупые школьники Вася и Маша попадают в другой мир, где становятся прекрасными эльфами. Это не эскапистское фэнтези, и я каждый раз улетаю на Плутон, когда слышу о няшном Доме, и няшной Изнанке (читала давно, надеюсь, с названием не напутала).

Имхо, Изнанка — это метафора взаимоотношений домовцев с реальным миром. Они боятся выходить за пределы Дома, боятся, что будут там отверженными, ненормальными, что не смогут прижиться среди обычных людей. Поэтому на Изнанке они в общем-то самые обычные местные жители, и Изнанка для них — мир полного приятия, где их никто не будет считать уродами. Кстати, если я не ошибаюсь, Слепой и на изнанке был слепым. Полагаю, то из-за того, что он такой от рождения, и просто не мог придумать, как бы оно по-другому было, поэтому он просто выбрал другой облик, который позволяет полагаться на слух и запахи.
Вне Изнанки, кстати, прижились-то как раз те, кто отличался прагматичностью и до этого (Черный, Сфинкс), и Курильщик, который не так много пробыл в Доме. А как раз те, кто считал, что им идти в реальном мире вообще некуда, либо сбежали на Изнанку, либо пытались в реале устроить Изнанку с блэкджеком и шлюхами.
Непривлекательность Изнанки как раз объясняется тем, что её породило воображение детей и подростков с не особенно здоровой психикой (ещё бы она у них была здоровой при таком анамнезе).

И напоследок: читая «Дом, в котором...» вы, наверное, заметили, что инвалидность героев никак не педалируется. В этом вся фишка — внутри «Дома», который при всей своей упоротости всё же приспособлен для ивалидов, они чувствую себя нормальными. Они как раз не инвалиды там,а боятся они того, что во внешнем мире будут ущербными.

Я, конечно, не уверена, что Мириам Петросян на самом деле думала о таком, когда садилась писать, но она талантливая писательница, поэтому материала для СПГСа достаточно там много что можно накопать.

В комментах можно поговорить, но давайте без «кококо, это попсовая херня для дивнюков» или «да это же круче толстоевского и пушкина!».

@темы: поговорить, книги, простыни

19:59 

Аноны и неаноны, а интересуетесь ли биографичностью и исторической достоверностью того или иного произведения?

Вот лично я из тех людей, которым глубоко пофиг, кто прототип того или иного героя и произошло ли в реальности то или иное событие. Для меня художественная литература — это сфера выдуманного, меня не бесит, если писатель повыводил своих врагов в роли отрицательных героев или если писатель выдумал какое-нибудь историческое событие или немного перенёс его во времени. Главное, чтобы результат был хорош с художественной точки зрения.
Это не значит, кстати, что я снесу любую херню вроде средневекового мужика, который валяется на кровати с книжкой (да, это мой любимый пример), потому что такая херня разрушает художественную целостность текста.

Вот я думаю, так уж это важно?
Есть, например, жуткий роман Джаннетт Уоллс «Замок из стекла». Полагаю, статус многонедельного бестселлера «Нью-Йорк Таймс» ему принесла именно скандальная автобиографичность, но даже без этого «Замок из стекла» остаётся интересным романом, эдаким очень точным психологическим портретом.
Если кто не читал, пересказываю фабулу: это история молодой женщины, родителей которой (и её брата и сестёр, конечно) — хиппари-небыдло из серии «ну и что, что детям есть нечего, я пишу гениальную книгу», которые из богемы постепенно превращаются в обычных мудаков-абьюзеров для подрастающих детей, а дети постоянно испытывают стыд за них.
Ну были бы у Джаннетт Уоллс нормальные родители, и выдумала бы она всё это из головы — разве бы роман от этого потерял? Другое дело, что ей и в голову могло такого не прийти.

А вам как? Интересно?

@темы: поговорить

20:18 

Обидно за книжки в собственном книжном шкафу. Стоят они такие красивые, и никто их не читает, кроме меня. D:
Аноны и неаноны, а у вас с этим как? Читаете всей семьёй? Даёте прочитать подругам/друзьям?

@темы: поговорить

13:17 

Удивляюсь людям, которые говорят, что им совершенно нечего читать.
Нет, ну может они читают только какой-то один поджанр — и всё (городское фэнтези или исторические любовные романы, например — но это ещё более удивительно), а в остальном... Книг же дофига, и каждый год новые выходят, даже если отсеять всякое днище, всё равно куча книг остаётся.

@темы: поговорить

21:48 

Когда я была юным анончиком, я думала, что отличать хорошие произведения от плохих очень легко, достаточно лишь задать какие-то формальные критерии, и вот ты говоришь собеседнику, что тут герои ведут себя неверибельно — и он всё поймёт. Правда, я сама тогда могла отличить разве что очень днищенский текст от хорошего)
Теперь я склоняюсь к мысли, что это что-то вроде музыкального слуха, который достигается только тренировками. Можно, взяв какое-нибудь говно, написать целую монографию о том, почему это говно говно, но человеку, который этого не чувствует, всё равно ничего не объяснишь. Он будет твердить: «да норм герои, ну подумаешь, что там все женщины/мужчины одинаковые, ты просто придираешься».
Умение отличать плохой текст от хорошего — дело исключительно начитанности (причём хорошими вещами), нельзя просто так взять, зачесть Лотмана — и тут же увидеть разницу между де Линтом и Брэдбери, если ты до этого Мяхар от Донны Тартт не отличал.

Самое большое разочарование эвер, между прочим.

@темы: поговорить

09:00 

1) Пожила неделю без бабушки @ на своём примере постигла утверждение, что дела по дому мешают творить.

2) Мне кажется, что сюрреализм, магический реализм и прочие образчики использования фантастического в тексте отличаются от фэнтези тем, что фэнтези опирается на рациональную картину мира читателя и писателя.
К сожалению, после ночи в поезде я не могу более толково это сформулировать.

3) «Чернильная кровь» — это «Смерть автора» Барта для самых маленьких.

@темы: поговорить

00:10 

Тот неловкий момент, когда ты заглянула в два перевода одного романа, а там такое:

Перевод один:
— Таким образом, они допустили грубейший промах; право слово, грубейший, — продолжал Профессор исторических наук. Воспоминания захлестнули его, и он широко улыбнулся. — После изрядного перерыва мы репетировали отрывок из Доуленда[1] для блок-флейты и клавишных. Я, разумеется, играл на блок-флейте, юный Джонс… — тут Профессор замолк. Шаг он не сбавил, однако весь напрягся. Казалось, совершенно другой человек, некий самозванец, которому не дано подделать профессорский голос, вселился в его тело. Через несколько секунд Профессор как ни в чем не бывало продолжал: — Джонс играл на фортепьяно. Разносторонний юноша. Ведь вообще-то его инструмент — гобой. Ну да речь не о том. Репортер, вероятно, чего-то недопонял, а может, недослышал, кто его знает. И что мы в итоге имеем? А имеем мы огромный заголовок в «Пост». Доуленд — слава Богу, хоть эту фамилию не исковеркали. Маэстро Уэлч и Джонс — допустим. А что, вы думаете, было дальше написано?

Перевод два:
– Они безбожно все напугали, – сказал профессор истории, и Диксон, пристально наблюдавший за ним, заметил, как при этом воспоминании улыбка профессора словно растеклась по лицу и ушла куда-то вглубь.
– После перерыва мы сыграли небольшую вещицу Дауленда,[1] – продолжал профессор, – для флажолета и клавесина. Я, конечно, играл на флажолете, а наш юный Джонс… – Профессор внезапно умолк и двинулся дальше, выпрямившись, расправив плечи. На мгновение Диксону показалось, что рядом с ним шагает какой-то другой человек, какой-то самозванец, который занял место профессора и молчит – боится, что голос его выдаст. Но тут профессор заговорил снова: – Наш юный Джонс играл на рояле. Разносторонний малый. Ведь, в сущности, его инструмент – гобой. Ну, словом, репортер все напутал – верно, он просто не слушал. Во всяком случае, в «Пост» стоит черным по белому: Дауленда – это они написали правильно – исполняли господа Уэлч и Джонс – это тоже правильно. А вот, как вы думаете, что дальше?

Кстати, Умберто Эко в «Сказать почти то же самое» утверждает, что, даже не видя оригинал, можно узнать плохой перевод.
В связи с этим вопрос (не заглядывая в оригинал!): Какой перевод, по-вашему, лучше (лучше звучит на русском и ближе к оригинальному тексту)?

@темы: поговорить

00:01 

Читаю вторую часть «Чернильной трилогии» и понимаю, что я слишком стар для этого дерьма.
Я сейчас не про книгу, конечно, а про всё это желание свалить в псевдосредневековое фэнтези, где феи и прочая магическая живность.
Я в первую очередь думаю о том, что там нет прокладок и тёплых сортиров, а книжки, которые я очень люблю, доступны только богачам. И, кстати, ещё не факт, что я смогу их почитать, потому что они написаны уставом и полууставом (ну, если это русские книжки), ведь вряд ли там есть книгопечатание.
И это не говоря о диких средневековых нравах. Х_Х

Вот, кстати, есть ли истории, где люди из какого-нибудь фэнтезийного мира попадают в наш и остаются тут, радуясь прогрессу?

@темы: поговорить

13:27 

Давайте поговорим о рецензиях.
Чтобы мне рецензия понравилась, там должны быть такие вещи:
1) О чём, собственно, книга. Сюжетная канва, основные темы и т.п.
2) Что в этой книге интересного с точки зрения мировой литературы: лихо закрученный сюжет, язык, интересная стилизация, откапывание какой-нибудь забытой традиции, скрупулёзно воссозданная атмосфера того или иного места и времени, тщательно продуманный мир, если речь идёт о фантастике и фэнтези.
3) Как книга соотносится с предыдущей традицией, какое место она занимает в литературном процессе. Звучит довольно уныло, но это я о том, чтобы в рецензии было упомянуто, к какому направлению/течению принадлежит книга, какие уже прежде разработанные темы она эксплуатирует (или что-то там есть исключительно новаторское?), это массовая литература, «большая» или созданная на грани между этими двумя?
4) Что понравилось/не понравилось конкретному рецензенту. Ну, тут дело в том, что я всё же читаю рецензентов поимённо, а не все критические отзывы, что под руку попадутся.

В качестве отрицательного примера не буду приводить рецензии на лайвлибе, потому что это совсем уж пинание котят, да и деньги они за это не получают. А вот автор этой рецензии наверняка получила. Вот вам интересно читать её баттхёрт по поводу Букера? Мне не очень. При этом про сюжет романа ничего не сказано, про неовикторианские едва упомянуто, а в целом рецензия производит впечатление, что Наринская тупо не читала книгу, а просто налила воды.

Ну а рецензии мне больше всего нравится у peggotty, и мы ещё с ней во вкусах совпадаем.

@темы: поговорить

00:37 

Не знаю, как «Литературную газету» не перекосило отдать половину страницы под беседу натурально о литературе, а не о политоте, присыпанной литературой (ну, знаете, эта типичная для них подача материала: «в Москве прошла такая-то выставка, посвящённая такому-то писателю, а вот Путин, Обама, кокококо...»), но они сделали это.

Хотя, конечно, со страниц газеты, которая усиленно лижет жопу власти, не прозвучит довольно очевидная мысль о том, что на самом деле власти насрать на литературу. Потому что на строительство всяких потёмкинских деревень сколково-хуёлково у них деньги находятся, а даже на обеспечение обычных библиотек — нихрена. И, между прочим, если бы деньги нормально выделяли, издательства смогли бы пристраивать бумажные тиражи намного больше тех, что пристраивают сейчас.
Сейчас, когда книга не является уже дефицитом, библиотека должна выполнять немного другие функции (то есть не просто выдавать книжки на дом, а просветительскую функцию выполнять только в специально отведённых местах). Я тут у нас листаю журнальчики по библиотечному делу, и все они сходятся в том, что, при работе с художественными книгами, библиотекарь должен в первую очередь помогать читателю с выбором. Ну, то есть знать, что есть в фонде, какие категории читателей как отзываются об этих книгах, ориентироваться во всяких книжных премиях и бестселлерах, представлять, о чём пишет тот или иной писатель.
Но много ли, блин, навыбираешь, если покупают мало?
Насколько вы знаете, в библиотеках всегда записывают в личную карточку профессию, так что в тех библиотеках, куда я хожу, знают, что я их коллега, и мы обычно такие: «Вам тоже нихрена не покупают?» — «Ага. D:» Иногда мне кажется, что мы в принципе ещё не в такой жопе, хотя принадлежим умирающему заводу. Но, например, у закупщика областной библиотеки то ли рука лёгкая, то ли очень хорошее чутьё на книги.

Кстати, бложик нашей областной библиотеки, прямо на дайри. Очень рекомендую, там красивые фотографии.

@темы: поговорить

21:12 

1) Я человек, очень далёкий от флэшмобов. Читать по заданному порядку не люблю (ну, знаете, все эти «а теперь прочтите книгу, которую вам посоветует случайный человек на форуме, а потом книгу, в названии которой есть название месяца»), отвечать на все эти вопросы о любимой книге — тем более. Ну нет у меня одной единственной любимой книги, не говоря уже о том, что периодически мои интересы меняются, и некогда любимая книга превращается в обыкновенную.
Вообще мне кажется, что «любимая книга» — это очень общо.
Может, где-то лет в шестьдесят у меня образуется какая-то одна-единственная любимая книга, а пока нет.
Бывает, что меня книги ужасно впечатляют, и я готова пищать от восторга,но быстро к ним остываю; бывает, мне надоедает какой-то жанр и даже любимые книги в том жанре кажутся скучными; бывает, что у меня в определённый момент вообще нет каких-то особенно любимых книг.

2) Летом в библиотеке довольно скучно, потому что все взрослые с детьми разъехались по отпускам, а старики и старушки торчат на даче. Компанию нам составляют в основном наши очень постоянные читатели, у которых дач нет, и работающие мамы-папы, которые книги для детей берут.
Кстати, ходила у нас тут старушка, брала всё развлекательные романчики и каждую неделю заходила за новой порцией. Я ей стала подсовывать книги посерьёзнее, теперь реже ходит. Не читаются серьёзные книги за вечер.

3) Может, мне продолжить писать списки книг, которые я читаю?

@темы: поговорить

19:24 

Просто поговорить хочу

1) Где вы находите книги для чтения?

2) Каких вы знаете блоггеров, пишущих о книгах?

@темы: поговорить

20:36 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

Бешеный филолог

главная