Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Книги (список заголовков)
17:08 

Вычитываю простыню про фанфикшен, а пока хочу сказать, что прочитала «Стоунера», которого вытащили из дебрей американской литературы. Нет, ну хороший роман, более того, он кажется весьма увлекательным, несмотря на то, что гг просто живёт себе и умирает в преклонном возрасте.
Правда, там почти все герои такие, что хочется тихо придушить их подушкой. Из жалости. Особенно жену Стоунера.

Анна Гавальда могла бы найти и менее унылого и неудачливого персонажа для самоидентификации. О_о"

@темы: книги

19:19 

Попыталась читать «Легкую голову» Славниковой.
Ну, забросила на пятидесятой странице. Завязка мне понравилась, но язык бесит. Какая-то разностилица и по пять выебон-сравнений на странице.

Открыла «Клоцвог» Хемлин. Ух, опять эта сказовая манера.
Я сломалась об неё, когда садилась читать «Дознавателя», но тут вроде бы у рассказчицы чуть меньшая каша в голове.
Вообще это, конечно, тот случай, когда видишь, что стилизация блестящая, но от манеры речи рассказчика хочется себе глаза выцарапать.

Решила завести тэг «книги», чтобы писать о тех книгах, которые не попадают в «обзоры».
Если что, критерии для обзоров у меня такие:
1) Автор или главный персонаж книги — женщина.
2) Я дочитала книгу до конца.
3) Книга показалась мне интересной, даже если мне там что-то не понравилось, а что-то показалось явным недостатком.

@темы: книги

22:01 

Решила зафигачить себе месяц исключительно женской литературы.
В планах Шарлотта Бронте и Сельма Лагерлёф. Чтобы расслабить мозги, припасла «Письма с острова Скай» Джессики Брокмоул. Может, у Хмелевской что-нибудь перечитаю. Если успею, то возьмусь за Кларк.
Буду в этом посте писать, что прочитала.

список с краткими комментариями

Впечатления: ну нахуй столько читать за месяц. Х_Х У меня передоз.
Сложно было отказаться от чтения книжки Умберто Эко, а в остальном в общем-то всё ок. Иногда раздражало, что приходится откладывать то, что хотела прочитать вотпрямщас. С другой стороны всё равно вотпрямщас всё не прочитаешь. Почти ничего из запланированного я, конечно, не прочитала, но это потому, что у меня аллергия на систематическое чтение после университета. Книжки в основном брала в библиотеках методом тыка, в том числе и в своей, мз моих личных книг тут были только «Ночи в цирке» Картер, «Письма с острова Скай» Джессики Брокмоул, «Вор с Рутленд-плейс» Энн Перри и «Кто подарил ей смерть?» Патрисии Мойес.
запись создана: 01.07.2015 в 20:21

@темы: книги

22:09 

Мне очень нравится «Депфордская трилогия» Роберсона Дэвиса.
А в «Корнишской трилогии» мне больше всего понравилась вторая книга, где джаст фор лулз подделывают картины и впаривают их Гитлеру. Первая и третья часть уже как-то не очень. Особенно третья. Нет, я понимаю всю эту байду с предопределенностью и, как говаривал Воланд, «а бывает и еще хуже: только что человек соберется съездить в Кисловодск: пустяковое, казалось бы, дело, но и этого совершить не может, потому что неизвестно почему вдруг возьмет – поскользнется и попадет под трамвай! Неужели вы скажете, что это он сам собою управил так? Не правильнее ли думать, что управился с ним кто-то совсем другой?», извините меня за эту длинную цитату, но в целом мне третья книга показалась какой-то особенно топорной. Топорнее было бы только всем героям по кирпичу на голову сбросить.
Зато в первой книге есть описание таких гейских ролевых игр, что даже мне, натренированной фичками, было читать неловко.

@темы: книги

20:51 

Срочно в номер

Почитала повести Марии Галиной, а там нормальная фантастика.
В смысле, ну прямо нормальная.
Написанная хорошим русским языком, с объёмными героями, с типичными такими фантастическими ходами (мир после БП, параллельные миры, ретро-фантастика, фольклорная инфернальщина в деревушке). Можно читать и не думать: «Ну ладно, как-нибудь продерусь до конца книги».

К слову об инфернальщине в деревушке. Это было неожиданно, учитывая, что Галина — финалистка каких-то там наших литературных премий. Приезжают, значит, главные герои в деревню, а там вместо алкоголизма, изнасилований, мордобития и сифака — нёх.

@темы: книги

22:02 

Антирек

Если вам внезапно попадётся книга Татьяны Москвиной «Она что-то знала», сожгите эту дрянь к хуям держитесь от неё подальше.
Знаете, я читала много херни, и в том числе детективы, где все слишком много болтают и слишком мало делают; я читала и вещи, написанные чудовишным языком — но эта книга просто за гранью добра и зла.
Я её даже ниаслила, но того, что я видела, вполне достаточно, чтобы считать книгу уровнем ниже плинтуса. Особенно обидно, что она претендует на боллитру.
Знаете, я как-то привыкла, что эта наша боллитра может быть унылой, вторичной и банальной, но такого откровенного трэша на уровне серии «иронический детектив» я не ожидала.
Во-первых, текст плохо написан. Чисто технически.
Все эти неуместные пропуски названий и дат, которые уместны у классиков, но в современной литературе с претензией на мякотку жизни выглядят просто нежеланием автора погуглить нужные вещи.
Стиль с самого начала просто корявый:
Анна Кареткина, моложавая женщина тридцати трёх лет, излучавшая доброжелательную прохладу, которую так ценят любители мороженого, немного знала покойную, а потому отвергла предположение крупного, жаркого и несколько душного мужчины среднего возраста о том, что причиной ухода поэтессы из жизни явилось отсутствие личного счастья. Которое, что правда то правда, редко проживает в домах одиноких пожилых женщин.
Вместо сюжета какие-то записи в бложике, которые запихиваются в каждую подходящую и не очень дырку. Автор, видимо, хочет быть Толстоевским, а выходит сплошная душная пиздаболия.
Во-вторых, на обложке нам рассказывают, что Москвина пишет о женской долюшке и всё таком. Лучше бы она не писала о ней и заткнула свой фонтан мизогинного говна. Я как-то, знаете, привыкла, что женщины, пишущие о той самой хреновой женской долюшке, всё же сочувствуют женщинам и понимают их, а не строчат что-то такое:
читать дальше
Или такое:
читать дальше
Или вот:
читать дальше

Уберите, короче, эту фублю от меня.

@темы: книги, нежный аромат портянок и водки

20:05 

Покидая на рассвете возлюбленную, мужчина не должен слишком заботиться о своем наряде.
Не беда, если он небрежно завяжет шнурок от шапки, если прическа и одежда будут у него в беспорядке, пусть даже кафтан сидит на нем косо и криво, -- кто в такой час увидит его и осудит?
Когда ранним утром наступает пора расставанья, мужчина должен вести себя красиво. Полный сожаленья, он медлит подняться с любовного ложа. Дама торопит его уйти:
-- Уже белый день. Ах-ах, нас увидят! Мужчина тяжело вздыхает. О, как бы он был счастлив, если б утро никогда не пришло! Сидя на постели, он не спешит натянуть на себя шаровары, но склонившись к своей подруге, шепчет ей на ушко то, что не успел сказать ночью.
Как будто у него ничего другого и в мыслях нет, а смотришь, тем временем он незаметно завязал на себе пояс.
Потом он приподнимает верхнюю часть решетчатого окна и вместе со своей подругой идет к двустворчатой двери.
-- Как томительно будет тянуться день! -- говорит он даме и тихо выскальзывает из дома, а она провожает его долгим взглядом, но даже самый миг разлуки останется у нее в сердце как чудесное воспоминание. А ведь случается, иной любовник вскакивает утром как ужаленный. Поднимая шумную возню, суетливо стягивает поясом шаровары, закатывает рукава кафтана или "охотничьей одежды", с громким шуршанием прячет что-то за пазухой, тщательно завязывает на себе верхнюю опояску. Стоя на коленях, надежно крепит шнурок своей шапки-эбоси, шарит, ползая на четвереньках, в поисках того, что разбросал накануне:
-- Вчера я будто положил возле изголовья листки бумаги и веер? В потемках ничего не найти.
-- Да где же это, где же это? -- лазит он по всем углам. С грохотом падают вещи. Наконец нашел! Начинает шумно обмахиваться веером, стопку бумаги сует за пазуху и бросает на прощанье только:
-- Ну, я пошел!

Сэй-Сёнагон «Записки у изголовья»

@темы: книги

21:52 

Немного реков нон-фикшена о литературе, пока не забыла.

Корней Чуковский «Высокое искусство»
Классическая книга о переводе, примерно такая же библия переводчика, как «Слово живое и мёртвое». Написана очень легко, так что поймёт и неспециалист, много интересных примеров реального перевода.

Владимир Пропп «Морфология волшебной сказки», «Исторические корни волшебной сказки»
Всё, что вы хотели знать о волшебной сказке, но боялись спросить.
Хотя, возможно, вы этого знать не хотели.
В любом случае, первая работа раскладывает волшебную сказку на составляющие, а вторая даёт пояснение, почему в оригинале сказки обычной такой трэшак (да потому что они произошли от архаичных языческих обрядов).

Томас Фостер «Искусство чтения»
Американский профессор литературы пишет о литературоведении просто и понятно и подробно разбирает отсылки и символы.

Лев Айзерман «Педагогическая непоэма»
Настоящий педагогический хоррор о преподавании литературы. Варианты заданий по ЕГЭ пугают не хуже всех романов Кинга вместе взятых.

Виктор Шкловский «Искусство как приём», «О теории прозы», «Техника писательского ремесла»
На самом деле читать можно у него вообще всё, потому что Шкловский здорово пишет, но первые две работы тут — это классические труды формализма, которые расширяют сознание не духе ЛСД, а последнее — очень толковое пособие для писателей, хоть и написано на сильно устаревшем материале.

когда-нибудь что-нибудь ещё добавлю. у меня вот книжка умберто эко о переводе нечитанная лежит.

@темы: книги

17:29 

Список за август 2015

Попробую в этих постах как-то воссоздать структуру чтения полностью, потому что я часто бросаю книги из-за того, что они плохо переведены или плохо написаны или тематика мне совершенно неинтересна (кажется, тут действительно не должно быть запятых); а ещё некоторые книги — сборники рассказов, например — я читаю лишь частично.

17 шт

Итоги месяца:
Эпик вин месяца: «Правила Виноделов» Джона Ирвинга.
Эпик фейл месяца: «Городские легенды» Чарльза де Линта. С точки зрения писательского ремесла это даже хуже российского детектива из списка. Большое достижение. =/
В целом: печальный список, сплошь детективы, нет бы чего-нибудь умное почитала.
запись создана: 07.08.2015 в 01:01

@темы: книги

22:03 

Ой, экранизацию «Темных тайн» сняли. Мне хватило одного трейлера.
Мискаст там, конечно, уровня «Анны Карениной» с Кирой Найтли, особенно поразил Бен, который похож на матёрого урку, вполне способного вырезать свою свою семью, в то время как в книге он такой типичный фандомный локе: «Вы посмотрите, какая он няшечка, мимими, он не мог совершить ничего плохого!».

@темы: книги

20:50 

Читаю «Городские легенды» де Линта.
Фантазия у него, конечно, замечательная, но рассказчик он хреновый. Все эти однообразные хипстеры духовно богатые девушки и юноши с фиалковыми/сапфировыми глазами меня за пять рассказов успели достать, а ещё больше достали описания одежды и причёсок. =/

@темы: книги

20:09 

Читаю романчик, и готова поспорить, что Мередит Митчел — это какая-нибудь Маша Пупкина, хотя, конечно, там и «английское» название есть.

@темы: книги

01:32 

Немного изменила своему правилу не писать про конкретные книги, кроме классики, но постик про «Дом, в котором...» так и напрашивается.

Я знаю, что от него кривят нос из-за того, что он такой попсовый, но я не люблю этот снобизм, когда «правильная» боллитра должна быть обязательно о том, как унылое говно болтается в проруби, а во время чтения хочется умереть то ли от скуки, то ли от тоски.
Не помню, высказывал ли тут кто-то это мнение, я его в реале слышала.

Я, в общем, не буду обсуждать (и вам не советую), достаточно ли хорошо написан этот роман. Во всяком случае, он написан на достаточном уровне, чтобы попасть в шорт-лист букера, а там даже в самым слабым произведениям претензии совсем не те, что к среднему детективчику.
В любом случае, в боллитре важнее всего то, насколько свежим и оригинальным вышел роман. У Мириам Петросян получилось свежо и оригинально на фоне современной русской традиции. У Гузель Яхиной, о которой я уже писала, тоже.
Имхо, это намного важнее, чем написать солидный роман о том, как очередной мужик от двадцати пяти и до пятидесяти пережёвывает проблемы, уже сто раз пережеванные мировой литературой.

Интересно другое. Мириам Петросян пошла по пути, довольно нетипичному для современной русской литературы: о реальных проблемах она говорит в максимально условной, отвлечённой форме. Напиши она роман про бедных-нищастных детдомовцов в стиле русреал «самую мякотку души обнажаю», вышла бы очередная тягомотина с одноногими собачками, которой в лонг-листах наших литературных премий хоть жопой жуй.
За основу «Дома» Мириам Петросян взяла типичные для подростковой массовой литературы тропы: главные герои — подростки (но, конечно, необычные подростки, которым можно симпатизировать), закрытое заведение, ещё более закрытая группа, в которую попадает новичок, инфернальные близнецы, фантастические элементы, путешествия между мирами, фольклорно-мифологические завороты. Только весь этот набор Мириам Петросян собирает по-своему, потому что «Дом» — это не книжка о том, как тупые школьники Вася и Маша попадают в другой мир, где становятся прекрасными эльфами. Это не эскапистское фэнтези, и я каждый раз улетаю на Плутон, когда слышу о няшном Доме, и няшной Изнанке (читала давно, надеюсь, с названием не напутала).

Имхо, Изнанка — это метафора взаимоотношений домовцев с реальным миром. Они боятся выходить за пределы Дома, боятся, что будут там отверженными, ненормальными, что не смогут прижиться среди обычных людей. Поэтому на Изнанке они в общем-то самые обычные местные жители, и Изнанка для них — мир полного приятия, где их никто не будет считать уродами. Кстати, если я не ошибаюсь, Слепой и на изнанке был слепым. Полагаю, то из-за того, что он такой от рождения, и просто не мог придумать, как бы оно по-другому было, поэтому он просто выбрал другой облик, который позволяет полагаться на слух и запахи.
Вне Изнанки, кстати, прижились-то как раз те, кто отличался прагматичностью и до этого (Черный, Сфинкс), и Курильщик, который не так много пробыл в Доме. А как раз те, кто считал, что им идти в реальном мире вообще некуда, либо сбежали на Изнанку, либо пытались в реале устроить Изнанку с блэкджеком и шлюхами.
Непривлекательность Изнанки как раз объясняется тем, что её породило воображение детей и подростков с не особенно здоровой психикой (ещё бы она у них была здоровой при таком анамнезе).

И напоследок: читая «Дом, в котором...» вы, наверное, заметили, что инвалидность героев никак не педалируется. В этом вся фишка — внутри «Дома», который при всей своей упоротости всё же приспособлен для ивалидов, они чувствую себя нормальными. Они как раз не инвалиды там,а боятся они того, что во внешнем мире будут ущербными.

Я, конечно, не уверена, что Мириам Петросян на самом деле думала о таком, когда садилась писать, но она талантливая писательница, поэтому материала для СПГСа достаточно там много что можно накопать.

В комментах можно поговорить, но давайте без «кококо, это попсовая херня для дивнюков» или «да это же круче толстоевского и пушкина!».

@темы: поговорить, книги, простыни

22:53 

Аноны и неаноны, кто читал «Тринадцатую сказку»?
У меня такие вопросы остались?
1) Кто всё же был выжившей близняшкой (и как это определили)?
2) Как пережила огонь коробка с «сокровищами»?
3) В чём смысл вообще всей это истории? Просто роман с тайной в готическим антураже? Или я что-то не разглядела?

@темы: книги, поговорить

03:41 

Смотрю тут ситком об издателях, гг читает Анну Каренину за завтраком.
«Я просто пропускаю все скучные места о сельском хозяйстве и сразу перехожу к мыльной опере об интрижке Анны. Это как «Реальные домохозяйки Санкт-Петербурга», написанные русским классиком».

@темы: книги

21:19 

Дочитала тут «Смилла и её чувство снега».
Очень странный язык у романа, вот думаю, это он в оригинале такой — или это какое-то недоступное мне переводческое решение?
Но вообще, если отвлечься от странностей в языке, роман очень в моём вкусе, хотя обычно скандинавская литература (и особенно скандинавские детективы) отпугивает меня своей депрессивностью. А «Смилла» ничего так, без наворачивания кишок на краник, и главная героиня не какая-нибудь двадцатилетняя хипстерша с тяжёлым детством, а взрослая состоявшаяся мизантропка, которая в принципе людей не любит, а особенно европейцев. Вообще очень интересно описано сознание женщины, которой европейские ценности кажутся чуждыми, которая не способна на спокойное бесконфликтное существование — но при этом уже давно вышла из возраста бессмысленного подросткового бунта.

@темы: книги

21:36 

Список за сентябрь 2015

1) Керстин Гир «Таймлесс. Рубиновая книга».
Too old for this shit.
Посредственно написанная подростковая фантастика с путешествующими во времени масонами, призраками и инфернальным свиноёбом Сен-Жерменом. Первую книгу с трудом осилила, вторую и третью читать не буду, наверное.
Радует только реалистичное отношение героини к путешествиям во времени: она понимает, что это полная жопа, если случается внезапно; да и спланированное — тоже не особо привлекательная штука, могут ночной горшок на голову вылить.

2) Питер Хёг «Смилла и её чувство снега»
Детектив, который выходит за рамки собственно детектива, вливаясь в «большую литературу». Очень своеобразный роман, мне понравился, хотя к стилю привыкнуть было сложно. Противоречие между западной культурой и культурой гренладских эксимосов куда интереснее, чем детективная интрига (и это при том, что и детективная интрига там хороша).

3) Михаэль Энде «Бесконечная история»
Хорошая старая детская фэнтези. «Бесконечная история», как и «Чернильное сердце», рассказывает о том, как человек попадает в мир книги, но тут эта история предподнесена без постмодернистских кунштюков, это чистопородная детская история с не очень навязчивой моралью, которую интересно читать даже взрослому. Да ещё и в переводе Лилианы Лунгиной. *_*

4) Сесилия Ахерн «Как влюбиться без памяти»
Для развлекательной книжки — ничего так. Этот роман недостаточно хорошо написан, чтобы рекомендовать его, и недостаточно плохо, чтобы сказать: «Нет, ни за что не берите в руки, если вы не говноед». Язык нормальный, повествование бодрое, финал... э-э-э... по мне так слитый. Ну, то есть как будто автор решила: «ну ок, а теперь сделаем всем хорошо», и в результате часть сюжетных линий заканчивает очень неубедительно, например, линия поехавшего мужа гг, который понял, что был не прав, что было совсем уж неожиданно, потому что днём ранее он звонил её друзьям и распускал гадкие сплетни.

5) Крейг Маклей «Книжная лавка»
Это настолько плохо, что хочется петь. Так я петь не умею, даю ссылку на видюшечку, которая отражает: www.youtube.com/watch?v=28W23UtuWCk
Я обычно ищу что-нибудь хорошее в книге, ну не может же на быть полным днищем, если это не армадовское фэнтези, конечно. Так вот, этот роман могла смело издавать «Армада», настолько он плох. Никакого внятного сюжета, атмосферы нет, герои плоские и скучные (особенно это удручающе смотрится на фоне претензий автора на то, чтобы создать толпу необычных персонажей — выглядит всё это так, будто он натужно высирал отличительные черты, «о, вот пусть у того героя будет ОКР, у этого ёбнутая маменька, а ещё он красавчик-гей; а у этого героя... хм... что бы мне придумать, ну путсь он будет философом-недоучкой, который мечтает создать свою философскую систему»), действие совершенно неверибельное, финал вызывает только недоумение.
Однозначное днище месяца, не думаю, что какая-нибудь другая книга сможет потеснить «Книжную лавку» с этого места.

6) Питер Акройд «Чаттертон»
Удивительное дело, книга написана в восьмидесятые, а у неё вменяемый сюжет и нормальные герои.
Это такой хороший, добротный роман с сюжетом, нанизанном на размышления о факте и фантазии. Акройд, кажется, переплюнул сам себя, потому что цепь мистификаций тут просто огромна, ну прямо куда ни взглянешь — всюду мистификация; и это всё не выглядит надуманно. Это какой-то нереальный талант, я считаю — даже если не обращать внимания на все остальные таланты Акройда вроде умения мастерски стилизовать текст и выдумывать всякие охуительные истории про исторических личностей.

7) Э. М. Форстер «Говардс-Энд»
Представьте себе, в 1910-м мужик написал роман о женщине, которая большую часть книги говорит о политике, искусстве и обществе, размышляет о том, что лучше — консерватор, который что-то делает, или социалист, который просто много говорит; пытается совместить свои «левые» убеждения с реальной жизнью среди обычных людей, а не богемных друзей.
Даже если бы «Говардс-Энд» не был бы чудесным эдвардианским романом, его стоило бы читать хотя бы ради Маргарет и её отношений с сестрой, потому что, во-первых, редко в литературе можно увидеть женщину с настолько холодной головой; во-вторых, это впечатляющий пример сестринства.

8) Хелен Саймонсон «Последний бой майора Петтигрю»
Не роман, а коробка котят какая-то. Понимаю, что это плохая рекомендация для серьёзной литературы, но всё же коробка котят — и при этом вполне серьёзная литература.
На самом деле «Последний бой майора Петтигрю» мог бы выйти очаровательной беллетристикой в духе сериалов BBC, когда англичане с неповторимым изяществом приторговывают собственной национальной идентичностью (и у них это отлично получается, я серьёзно, не то что у нас, когда в фильме о русской душе все герои подряд жрут водку литрами). Но выше милой беллетристики этот роман уводит тема культурных различий и предубеждения. Хелен Саймонсон подаёт её без пафоса и обличения (тупого косного общества, тупых понаехавших — ну вы знаете, как оно обычно бывает), со всеми нюансами, начиная от банального невежества и заканчивая открытой враждой.

9) Сесилия Ахерн «Там, где ты»
Это фантастический роман о том, как невротичка, помешанная на поиске пропавших вещей, попадает в место, где эти вещи обретаются. Тут и завязка, и сюжет интереснее, чем в предыдущей книге Ахерн, о которой я писала, и по сути всё действие сосредоточено вокруг психологического развития героини: как она дошла до жизни такой и как изменяется под воздействие обстоятельств.
История с этим самым миром пропавших вещей и людей мне кажется несколько невразумительной. То есть в конце так и остаётся непонятным, почему гг туда попала и как она оттуда выбралась, и вообще непонятно, как люди туда попадают и как могут оттуда выйти. С другой стороны, я и сама не представляю, как это можно было бы выкрутить, чтобы не получить на выходе пошлость.
Читать можно, но с осторожностью.

10) Нил Гейман «Океан в конце дороги»
Я не в тренде, потому что равнодушна к «Американским богам» и «Песочному человеку», но зато очень люблю «детские» книги Геймана. И вот это такой типичный сказочный Гейман: сюжет, замешанный на детских страхах, фантастика проступает в обыденной жизни, волшебство можно встретить не только в другом мире, но прямо в соседнем дворе. И, конечно, этот старый, ещё с античности известный троп: юное божество поступает опрометчиво из-за симпатии к смертному.
И на эту первичную, не испорченную пошлым массовым фэнтези сказочную материю очень хорошо ложится ностальгия по детству.

11) Мария Галина «Автохтоны»
Ура, она не слила финал!
Ну, то есть в «Медведках» начало было тоже очень завлекательным, а потом из текста полезла какая-то хтонь, и сюжет рассыпался. А тут фантастический триллер закручивается с самого начала романа, в духе «Стража» Маклина, только у Галиной ещё и смысл во всём этом есть. Хотела написать ещё что-нибудь, но почти нереально не наспойлерить.
Единственное, что мне показалось неверибельным — любовная линия с Яниной. И если кто читал, я бы с удовольствием поговорила о том, что же там на самом деле происходило.

12) Наринэ Абгарян «С неба упали три яблока»
Настоящий, чистопородный магический реализм, без всякой там интеллигентской фигни. Текст, конечно, напоминает «Сто лет одиночества» (и там прямо внутри отсылка есть — да лааадно, не надо было тыкать, и так всё понятно): библейские отсылки, символизм, похожий хронотоп (изолированность топоса и спутанность хроноса), соседство танатоса, эроса и как-там-по-латыни-жизнь. К счастью, на этом сходство со «Сто лет одиночества» заканчивается, потому что это в общем-то роман о возрождении жизни, а не об её угасании. Я думаю, «С неба упали три яблока» вполне можно разобрать на всякие литературоведческие косточки — даже при первом чтении заметно, что там есть символический пласт.
Но вот мне не хватило большей повествовательной скученности, что ли. То есть все эти истории жителей деревни хотелось бы связать более изящно.

13) Корнелия Функе «Повелитель драконов»
В плане композиции, конечно, куда вменяемее «Чернильной трилогии», но сама по себе эта книжка не так чтобы интересная.
В смысле, это хорошее детское фэнтези, герои там милые, история очень неплохая, написано тоже хорошо. Это именно что хороший художественный текст, что выгодно отличает Корнелию Функе от той же Кристин Гир и тем более от наших писателей детской фэнтези руками из жопы.
Но мне как взрослой чиаттельнице не хватило ... ну, скажем так, сложности и оригинальности. История прямолинейная, несколько предсказуемая, драматизма в ней куда меньше, чем в «Чернильной трилогии», а мир попроще. С другой стороны, если бы у меня были бы младшие родственники, я бы с удовольствием дала им прочитать эту книгу.

14) Джоджо Мойес «Девушка, которую ты покинул»
Решила расслабиться за чтением любовного романчика, а там стописят страниц в начале нам показывают, как хреново живётся людям в оккупированной Франции во время Первой мировой. Потом линия в современности время от времени прерывается этими вставками из прошлого. Убийства, изнасилование, аресты, обыски, унижения! Именно этого вы ожидали от книги, на которой написано: «Писательница является одной из немногих, кому дважды удавалось завоевать премию Ассоциации писателей-романтиков в номинации «Романтический роман года». Формулировка, конечно, ужасная, куда редакторы иностранки смотрят?
Линия в настоящем слабее, там в завязке типичное такое «роковое совпадение».
Но в целом там есть всё, за что я люблю Джоджо Мойес: социальная драма, нормальные герои, жизненные проблемы. Ну то есть, понимаете, есть у героини умер муж, и она долго по нему страдает, аж кушать не может, то выглядит это не особенно романтично, и дом у неё уже заложен. А не «Ах, я так страдаю, пойду сниму домик в Ирландии».

15) «Сыщики от Бога», сборник детективов, где преступления расследуют священник, монашка и раввин.
Написала по этому поводу рецензию на лайвлиб.
запись создана: 09.09.2015 в 20:57

@темы: книги

22:38 

Канона не знаю @ читал как оридж

Пыталась я послушать в дороге «О красоте» Зэди Смит, но так и не закончила, потому что мне сложно воспринимать этот текст на слух.
Так вот, тут я начала читать «Говардс-Энд» Форстера и внезапно поняла, что «О красоте» — это такая модерн!аушка «Говардс-Энда». Даже так: «модерн!ау, колледж!ау».

@темы: книги

19:36 

Такое ощущение, что название для перевода романа Сесилии Ахерн «A Place Called Here» подбирал тот самый хрестомайтиный маркетолог, который какую-нибудь «Вечеринку» превращается в «Сладкие сисечки на Лонг-Айленде».
Роман в русском переводе называется «Там, где ты», а у него запредельно унылая чёрно-розовая обложка с завитушками, вот такая. К слову, среди оригинальных изданий есть тоже чёрно-розовое с завитушками, но там хоть в завитушками можно найти связь с сюжетом. А больше всего из оригинальных англоязычных изданий мне нравится это.
Та квот, возвращаясь к названию. Место, которое называют «здесь» (то есть там так и говорят по тексту, потому что никакого географического названия у них нет) — это таинственное пространство, куда попадают потерявшиеся «с концами» вещи и люди. Книга — фэнтези, а не любовный роман.

@темы: книги

20:45 

Когда я вижу резко положительные рецензии о «Псоглавцах» и «Комьюнити» Иванова от ценителей современной российской словесности, мне начинает казаться, что современная русская словесноть научила их разбираться в сортах говна (перефразируя Шкловского). Потому что, откровенно говоря, оба эти романа — препогано написанное фэнтези с картонными персонажами и кривым сюжетом.
Ну, то есть, «Обитель» мне кажется унылой и вторичной, «Планета грибов» Чижовой — стереотипной историей о безвольном интеллигенте, но там хоть какой-то уровень литературного качества есть, достаточный для того, чтобы дискутировать о вторичности-оригинальности, идейных посылах, вкладе в литературный процесс. А «Псоглавцы» и «Комьюнити» просто очень плохи. Очень. Уровень ниже днища для такого именитого писателя, как будто он посреди гостиной насрал.

@темы: книги

Бешеный филолог

главная