• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:41 

изображение
Хелен Уэкер «Голем и джинн»


Суть: Проблема ИИ в фэнтезийном антураже.

Аннотация издательства:
В 1899 году в Нью-Йорке оказываются два мифических существа.
Голема слепили из глины; голем должна была стать верной женой сыну мебельного фабриканта, отправляющемуся в Новый Свет. Но посреди Атлантики ее хозяин умирает, и голем прибывает в Нью-Йорк одна. Она совсем не знает людей, боится толп, но безошибочно ощущает человеческие желания.
Джинн тысячу лет просидел в медной лампе, пока не был случайно освобожден жестянщиком из района Нью-Йорка, известного как Маленькая Сирия. Столетия пролетели для джинна как один миг; более того, он не помнит, как оказался в лампе и кто его туда заточил. Однажды на ночной прогулке посреди опустевшего города голем и джинн встретятся.

Моё мнение:
Опять издательство ебанулось. Обложка — особенный ад, в частности суперобложка с завитушками. Она похожа на коллаж в гаремной аушке. Ну, вы знаете такие: Драко — султан, Гарри, Рон и Гермиона — его наложники, а Снейп — евнух. 90% текста — ебля и стаданьки в восточном антураже, потыренном из сказок 1000 и 1 ночи.
В целом это такая приличная фэнтезийная книга. Несколько наивная и раскапывающая старые темы, но с крепким сюжетом (а то знаем вы эту вашу тягомотину, растянутую на стопицот книг сериальным методом), довольно далёким от мелодрамы, потому что фокусируется она не на ксенофилии отношениях двух фэнтейзиных существ, а на попытках этих существ жить среди людей и приспосабливаться к человеческому образу жизни. В общем, типичная такая научно-фантастическая проблематика. Антураж сделан добротно: пёстрый Нью-Йорк, сказочные истории, герои из разных слоёв и разных национальностей. Хотя, на мой взгляд, линий персонажей там многовато. Под конец эти флэшбеки уже утомляют. х_Х

@темы: обзор

20:34 

И раз уж тут вас много собралось, хочу задать вопрос.

Что читают взрослые люди, не испорченные филологическим образованием?
Ну вот от тридцати до пятидесяти, нефандомные.

@темы: поговорить

18:53 

Что такое литературный канон и зачем он нужен

Итак, литературный канон.
Есть такие тексты, которые считаются «обязательным к прочтению». На самом деле в разных социальных группах очень разные тексты будут считаться обязательными (я уже об этом писала), но можно выделить общее ядро текстов, которые порождают вокруг себя кучу культурных феноменов: отсылки в других произведениях, экранизации, театральные постановки, анекдоты и т.п.
Как правило, такой канон включает себя некоторое количество текстов зарубежной и родной литературы. И я сейчас не о Золя с Бальзаком.
Список примерно такой:

Зарубежная:
Мифы Древней Греции
Скандинавские мифы (согласитесь, без них вы бы не узнали, что Локи может родить от Тора жеребёнка)
Легенды о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола
Сказки тысячи и одной ночи
Сказки братьев Гримм
Сказки Андерсена
Библия
Божественная комедия
трагедии Шекспира («Отелло», «Гамлет», «Ромео и Джульетта»)
«Робинзон Крузо»
«Оливер Твист»
«Дон Кихот»
«Алиса в стране чудес»

Отечественная:
«Недоросль»
«Горе от ума»
ключевые произведения Пушкина
басни Крылова
«Герой нашего времени»
«Отцы и дети»
«Обломов»
ключевые произведения Достоевского
ключевые произведения Толстого (ну, ВиМ и Анна Каренина)
рассказы Чехова
«Лолита»
стихотворения Маяковского
стихотворения Есенина

Я могла что-нибудь упустить, но не суть.
Конечно, по большей части этот список пересекается со школьной программой, но именно эти произведения формируют культурную среду.
Вот, например, возьмём Робинзона Крузо.
Помимо того, что его экранизировали аж 22 раза, если я правильно посчитала в Вики, он ещё и породил специфический тип литературы (и не только: фильмы, сериалы, тысячи их) о людях, попавших в на необитаемый остров, начиная с «Повелителя мух» и заканчивая «Lost».
Этот сюжет настолько плотно вписан в нашу культуру, что мы вполне можем заподозрить инопланетянина в человеке, который не знает, кто такой Робинзон Крузо. Про остальные вещи из этого списка можно сказать то же самое, только вторая его часть вписана в первую очередь в нашу культуру. Вся последующая литература черпает оттуда сюжеты, мотивы, символы.
Так, например, фэнтези много занимает у волшебной сказки и мифов, начиная с образов и заканчивая структурой (читала я тут недавно о том, что для фэнтези характерна структура волшебной сказки, выделенная Проппом). Роман Иличевского «Орфики» (говно редкое, кстати) восходит к мифу об Орфее и Эвридике. «Щегол» Тартт явно основан на «Оливере Твисте».
Понятное дело, что этим списком фундамент современной культуры не ограничивается, можно туда что-то ещё добавлять, Шерлока Холмса и мисс Марпл, например, но вышеперечисленные тексты позволяют объять максимум того самого литературного контекста, к которому традиционно обращается культура. Особенно массовая.

Чем это всё отличается от демонстративного потребления Коэльо? (ну, кроме того, что Коэльо УГ)
Тем, что эти тексты позволяют улавливать взаимосвязи внутри культуры, лучше или по-новому понять то или иное произведение.
Например, уныло-тягомотные «Орфики» приобретают так хоть какой-то смысл. х)
Или возьмём «Имя розы» Умберто Эко, основанное на рассказах Конан-Дойля. В некотором роде оно пародирует (и деконструирует) детектив, но человек, который не читал детективов, вряд ли вообще уловит этот пласт, хотя отсылки к «Этюду в багровых тонах» в начале там такие толстые, что их сложно не заметить.
Первая часть списка охватает, конечно, больше, потому что из Библии, мифов и Шекспира не тырил только ленивый.

Зачем это нужно?
Да просто just for lulz. А ещё можно с умным видом рассказать о том, как Толкиен использует скандинавский сюжет о проклятом сокровище в своих произведениях. Ну вдруг пригодится.

В комментах к этой записи можно посраться о списке текстов, обязательных к прочтению.

@темы: простыни

18:48 

Гайз, а где мой дневник так пропиарили, что на него куча человек теперь подписана?

20:55 

Наша организация (а работаю я не в муниципальной библиотеке) с прошлого года не даёт нам деньги на книжки. Радуйтесь, говорит, что мы вас тут вообще не позакрывали нафиг вместе с вашими шестью филиалами.
Начальство бесится, что к нам мало народу ходит, в основном пенсионеры за Донцовой и Суховым каким-нибудь, а тех, кто помоложе (школьников и янг эдалтс), и метлой не загонишь, пока не понадобятся книги по программе.
И правда, почему? Ну уж точно не потому, что у нас никакой попсовой подростковой литературы нет.
Натурально, только Роулинг закупали. Вот «Сумерки» кто-то принёс из читателей по доброте душевной.
Ни модных подростковых антиутопий у нас нет, ни Геймана, ни Пратчетта, ни Ле Гуин, ни Бэнкса, ни Хобб, ни «Артемиса Фаула», ни трилогии Бартимеуса, ни Котов-воителей. Даже отечественных поделок типа «Тани Гроттер», «Мефодия Буслаева», «Порри Гаттера» и «Часодеев» не завезли.
Подростковых детективов даже на одну полочку не наберётся.
Что у нас вообще подросткам читать? Любовные романы с нефритовыми стержнями?

Бесит, блеать. :bubu:
И находимся мы в такой географической дыре, что я даже не могу сказать каким-нибудь своим дайри-знакомым: эй, подруга, у тебя случайно не завалялось каких-нибудь подростковых книжонок, которых ты бы могла отдать в добрые руки?

Извините, аноны и неаноны, просто задолбало уже. Х_х
Попробую покопаться в черновиках и допилить какой-нибудь незаконченный пост про литературу, чтобы не превращать этот дневничок в уголок унылого нытья.

23:15 

Ну и вдогонку.
Не понимаю я этого «Кококо, феминистки везде считают женских персонажей! Нет бы просто текстом насладиться».
Ну да, считают.
Но почему наслаждение текстом приравнивается к тупому втыканию в него без единой мысли? Ведь «счёт женских персонажей» — это банальный анализ системы образов, не литературоведческий, просто человек себе отдаёт отчёт, какие там есть образы и какие роли они выполняют в тексте.
Может, это какая-то травма, вызванная уроками литературы?

@темы: поговорить

22:02 

Вытащила из загашника псто о том, зачем нужны обзоры женского искусства. Так как псто скорее о феминизме, чем о литературе, комменты не закрываю.

Вопреки распространённому мнению, информация о женском искусстве нужна нам не потому, что оно как-то отличается от мужского (лучше/хуже или содержит какую-то особую женскую энергию). В некоторых аспектах отличается за счёт разницы в восприятии и социализации, но эту границу можно провести только между текстами мужчин и женщин, живущих в одно время, принадлежащих к одной культуре и пишущих в похожем жанре/направлении. И то не факт, что различие будет очевидно. В целом разница между писателями/писательницами восемнадцатого и двадцатого века будет куда больше, чем разница между писателем и писательницей одного отрезка двадцатого века.

У текстов о женском искусстве в общем-то две цели:
1) расширить представление о женском искусстве;
2) поддержать женскую группальность.

Начнем с первого.
В нашем обществе есть некие жанровые гетто, в которые загоняется по большей части женское искусство. Я сейчас буду говорить о литературе, но подозреваю, что в других видах искусства существуют аналогичные штуки.
Женская литература в общественном сознании бывает четырёх видов:
1) любовные романы;
2) слюнявое фэнтези про сверкающих вампиров, ехидных ведьм и прочую хуету;
3) «иронический детектив» (читай: петросянские приключения гг-дурочки, которая «раскрывает» преступления за счёт череды роялей в кустах);
4) «высокая литература» при тяжёлую женскую долюшку и последствия беспорядочной сексуальной жизни.
(В последний пункт входят в первую очередь все эти журнальные рассказы и выпущенные мелкими тиражами книжки о любви и страданиях, которые претендуют на то, чтобы быть «настоящей литературой», в отличие от «пошлой массовой литературы»)
Каждый раз, когда кто-нибудь говорит о том, что женское творчество херня, он обязательно вспоминает об этих жанровых гетто, вполне справедливо полагая, что всё, кроме последнего пункта, унылое говно. Наличие такого же унылого говна для мужиков как-то не учитывается. А этого говна полно:
1) боевики про суровых мужиков с названиями типа «Тупой против Упоротого» «Слепой против Бешеного», которые, к моему удивлению (господи, тут уже ничего не поделаешь, жги!), не сгинули в девяностых, а существуют и читаются до сих пор;
2) фантастика про бравых космолетчиков и всякая конина;
3) детективы с пыщ-пыщ и развитием сюжета за счет тех же роялей в кустах;
4) «высокая литература» про то, как мужик среднего возраста страдает оттого, что он уг и хуй уже не так крепко стоит.
(см. примечание к предыдущей классификации)
Фишка в том, что женщинам сложнее утвердиться за пределами этого жанрового гетто, а книги, написанные ими, постоянно запихивают в жанровое гетто. Так, например, на полках любовных романов можно увидеть вещи, никакого отношения к любовным романам не имеющие: просто они написаны женщинам, и в них есть любовная интрига. Та же любовная интрига есть в 90% реалистических романов, строго говоря, но никому не придёт ставить «Госпожу Бовари» на одну полку с Даниэлой Стил, а вот «Грозовой перевал», Колин Маккалоу, Дафну Дю Морье и Сельму Лагерлёф туда пихать ок.
В результате получается замкнутый круг: «подходящим» для женщины считается только жанровое гетто, которое интересует только любителей этого жанра, если женщина выходит за рамки жанрового гетто, её либо старательно запихивают туда издатели и читатели, либо, если это невозможно, считают на выбранном поле хуже писателей-мужчин, следовательно, для женщин подходит только их жанровое гетто... ну и так далее.
Если вам кажется, что все вокруг котики и не делят литературу по полу писателей, то либо вам очень повезло с кругом общения, либо вы не затрагивали эту тему с окружающими.

Теперь о втором пункте.
Это скорее вариант самолечения для феминисток.
Дело в том, что в патриархальной культуре во многих женщинах существует внутренняя мизогиния. Если кто не знает, то это такие взгляды, когда женщина считает себя глупее и слабее мужчины, вторичной по отношению к нему; а также маркирует всё женское как второсортное, глупое, инфантильное, малозначимое. Все мы растём в одном обществе, и у всех одинаковое говно в голове.
Если женщина, не истребившая в себе это говно, заявляет себя как феминистку, то из неё выходит кто-то вроде жж-радфемок, которые радостно вопят: «Ты мне не сестра!».
И, к сожалению, говно по поводу женского искусства может оставаться в мозгах, даже если женщина считает себя феминисткой.
Поэтому обзоры женского искусства помогают избавиться от стереотипов, описанных в п. 1 и деятельно поддержать сестру-писательницу покупкой книги, распространением информации о ней и т.п.

@темы: простыни

23:54 

Страшная вещь — это ваше издательство «Новое литературное обозрение». Хорошо, что до единственного магазина, где их книги продаются, мне час пилить.

00:26 

Честно говоря, не понимаю всех этих нападок на массовую литературу, кроме какого-нибудь адского трэша, написанного левой задней ногой, который издаётся даже без редактуры.
Ой, да ладно, книжные полки никогда не будут заполняться полностью хорошими книжками, всегда будет существовать какая-нибудь фигня, и каждый раз найдутся умники, которые будут ныть, что раньше-то писали одни шедевры, а сейчас литература совсем скатилась. Нет, ребят, она «скатилась» ещё тогда, когда люди из третьего сословия начали массово учиться читать и писать.

23:20 

Работу библиотекаря с читателями часто можно описать тем самым комиксом по мотивам «50 оттенков серого».
Первый случай — это когда читатель приходит весь такой:
изображение
Ты его спрашиваешь: «Может, вам помочь что-нибудь подобрать?»
А он тебе в ответ: «Нет, вы не сможете мне помочь».
Ну и дальше происходит тот самый диалог:
изображение
А иногда ещё в роли больного ублюдка выступает библиотекарь, который по наивности посоветовал те книги, которые нравятся. Потому что любят некоторые попросить: «А посоветуйте что-нибудь на ваш вкус!». Мне коллеги потом объяснили, что НИКОГДА СЛЫШИШЬ НИКОГДА нельзя этого делать (особенно с моими вкусами). х)
_____________________________________________________
Вот пытаюсь понять, почему в фандомах такое странное отношение к критике.
Во-первых, от критика часто требуют быть ещё и редактором.
Во-вторых, когда критик внезапно выдаёт редактуру и корректуру, его принимают хорошо, как будто так оно и надо. Нормальный писатель дал бы критику по щам за такое.
Если что, в мире издатой (и изданной, что в наше время встречается реже) литературы критик — это такой человек, который отделяет зерна от плевел. Работает он в первую очередь на читателя, помогая сориентироваться в море издатых книг. В общем, это такая связь писатель->критик->читатель. Писателю, конечно, можно и нужно читать критику на себя (хотя он вполне может этого и не делать, чего уж там), но целевой аудиторией критики он не является.
У нас почему-то критика должна обращена к писателю и только к нему.

Мои версии:

1) Функция отделения зерен от плевел у нас не востребована. Фандомов, в которых текстов реально много, столько, что никогда не осилишь всё, что тебе интересно, можно пересчитать по пальцам одной руки (я, ественно, имею в виду только руфандом): ну вот ГП, Властелин Колец — и всё, наверное. И то в том случае, если ты любишь что-то мейнстримное в этих фандомах, если немейстримное, Мародёров каких-нибудь или джен про Пожирателей смерти, то тексты опять же можно перечитать или хотя бы пересмотреть по диагонали самостоятельно.

2) У нас нет критиков как некой фандомной «профессии»: вроде беты, фикрайтера, фанартера, верстальщика, дизайнера и т.п. Куда-то туда могли бы прибиться бартерщики с ФБ, но это занятие превратилось в унылую обязаловку и сеансы группового облизывания херни в комментах. Ближе всего — на той же ФБ — обзоры, которые пишут в комментариях к постам-обсуждениям на инсайде некоторые аноны.

3) «Обучение молодняка» — стратегия выживания для этих наших фандомов. Строго говоря, мы тут все собрались не самовыразиться (хотя и это тоже), а массово отрефлексировать то или иное произведение. Всё фикло и фанарт по сути можно свести к такому диалогу:
Автор: А вот представьте, что Чарльз Ксавье был бы злодеем и устроил всем промывание мозгов!
Читатели: Одна история другой охуительнее! Пили дальше!
По сути наше уютное болотце заинтересовано в том, чтобы фанфикеры пилили как можно более внятные истории — не гениальные, но внятные. Мне кажется, именно этим объясняется то, что пост о стилистике тут может собрать комментов больше, чем политосрач в ЖЖ.

4) Мало людей, которые могут адекватно высказывать своё мнение о тексте, не на уровне «ололо, да я прямо вся теку от того, как Шерлок имеет Джона прямо в морге!» или «текст говно, автор мудак».

@темы: поговорить

14:50 

Пока нормальные люди на работе в свободное время сидят вконтактике, я читаю книги.
У меня просто компа на рабочем месте нет. Зато можно беспалевно спрятаться книгу, когда начальство идёт.

В общем, из того, что прочитано.

Так себе:

Сью Монк Кидд «Обретение крыльев».
изображение

Аннотация издательства:
Зачем человеку крылья? Может быть, для того, чтобы вознестись над суетой обыденной жизни и понять, что такое надежда и свобода.
История, рассказанная в романе, развивается на протяжении тридцати пяти лет. На долю двух героинь, принадлежащих к разным социальным слоям, но связанных одной судьбой, выпадут тяжелейшие жизненные испытания: предательство, разбитые мечты, несчастная любовь. Но с юных лет героини верят, что они способны изменить мир. Они верят, что обретут крылья…

Моё мнение о сабже:
Довольно незамысловатый роман о том, что рабство это плохо, и гендерная дискриминация тоже плохо. Первая часть — сплошные одноногие собачки, и, что характерно, белые положительные героини все такие котички без страха и упрёка, которые, живя среди двуличной ханжеской родни не научились врать, сговариваться с прислугой и манипулировать. ОЧЕНЬ ПРАВДОПОДОБНО.
Вторая часть, где собственно про борьбу с расизмом и гендерной дискриминацией, намного задорнее. Чувствуется, что Кидд с огромным удовольствием об этом писала (я её так понимаю, лол, и мечтаю о таком фичке по «Людям Х»), всё пронизано революционным пафосом, почти как в соответствующих главах «Отверженных».
В общем, развитие персонажей показано не особо достоверно, и лично у меня сложилось ощущение, что главы про детство написаны вообще исключительно для того, чтобы сохранить романную традицию (в романе обычно как раз и повествуется о развитии персонажа), а на самом деле Кидд больше всего интересовал бунт против системы. Вот про него бы и писала.
Кстати, вся эта символика крыльев в общем-то довольно пошлая, я вообще не поняла, зачем её надо было туда цеплять.

Для чего подойдёт:
Можно скоротать с ней вечерок вместо ГИ каких-нибудь. Это в общем-то развлекательная книга с кучей женских персонажей и дружбой между ними.

Колин Маккалоу «Горькая радость»
изображение

Аннотация издательства:
Австралия, первая треть двадцатого века.
Страна еще благоденствует, еще живет ритмами джаза и танго, хотя вот-вот "тучные годы" сменятся черной полосой кризиса.
Однако каким бы ни было время, никакие испытания не в силах погасить волю к жизни четырех дочерей пастора Латимера и их готовность рискнуть всем ради права воплотить в жизнь свои мечты.
Блестящая карьера и светский успех, страстная любовь и радость материнства. У них будет все. Как будут и трагические потери, и жестокие разочарования, и крутые повороты судьбы, когда все придется начинать с самого начала…
Четыре сестры. Четыре истории жизни…
Колин Маккалоу вновь дарит читателям целый мир, в котором каждый найдет что-то необыкновенно важное лично для себя.

Моё мнение:
В книжных этот роман ставят почему-то на полку любовных романов (что за сраные девяностые?), но на самом деле это смесь медицинской и семейной драмы. Ну и «Сестры важнее хуйцов», конечно.
Роман изобилует описаниями в духе «%charactername% был очень красив: %подставить характеристики%», большинство персонажей сплошь благородные доны, в сюжете дофига ВОТЭТОПОВОРОТов. Но на самом деле не всё так плохо, как может показаться по этому описанию.
В смысле, роман действительно так себе, он не блещет стройностью сюжета и психологической глубиной персонажей, но тут действительно много разных типажей, причём как среди мужских, так и среди женских персонажей. Маккалоу показывает развитие принципиально разных характеров из одного, так сказать, гнезда. Ну и социально-исторический фон в лучших традициях mad men, разве что без расизма.

Для чего подойдёт:
На ночь вместо пары серий «Анатомии Грей».

Жаклин Уинспир «Мейси Доббс»
изображение
(не нашла русскую обложку в подходящем разрешении — а зря, она симпатичная)

Аннотация издательства:
Муж подозревает жену в неверности и просит Мейси Доббс проследить за ней. Выясняется, что никакой измены не было. Однако рутинное дело ревнивого мужа скоро превращается для Мейси в увлекательное расследование тайны фермы, где один за другим гибнут при загадочных обстоятельствах обитатели...

Моё мнение:
В общем-то это сочетание детектива и романа про войду в духе традиций литературы потерянного поколения. Действие разворачивается после Первой Мировой войны, сюжетная линия Мейси вообще во многом происходит в Первую Мировую. Общее настроение такое... ну, как у Хемингуэя и Ремарка, весь этот послевоенный отходняка, когда всё тлен, воевавшие люди вырваны из общества и им с трудом удаётся войти в нормальную жизнь.
По факту весь детективный сюжет завязан на ПТСР.
Плохо другое: детектив внезапно прерывается историей Мейси, как будто в детективный роман вставлен кусок романа взросления и ещё кусок прозы потерянного поколения, так что сюжет... ну, разваливается. по идее все эти штуки надо было бы распихать по разным книгам цикла, периодически сталкивая Мейси с демонами прошлого, как это часто делают в серийных романах и полицейских процедуралах. Тогда вышло бы куда органичнее.

Для чего подойдёт:
Если вы хотели почитать лайт-версию дяди Хэма с детективчиком, то вам сюда.

Офигеть как зашло:


Скарлетт Томас «Наша трагическая вселенная»
изображение

Аннотация издательства:
Мег считает себя писательницей. Она мечтает написать "настоящую" книгу, но вместо этого вынуждена заниматься "заказной" беллетристикой: ей приходится оплачивать дом, в котором она задыхается от сырости, а также содержать бойфренда, отношения с которым давно зашли в тупик. Вдобавок она влюбляется в другого мужчину: он годится ей в отцы, да еще и не свободен. Однако все внезапно меняется, когда у нее под рукой оказывается книга психоаналитика Келси Ньюмана. Если верить его теории о конце вселенной, то всем нам предстоит жить вечно. Мег никак не может забыть слова Ньюмана, и они начинают необъяснимым образом влиять на ее жизнь.

Моё мнение:
Это, короче, дитя Борхеса, Пелевина и Умберто Эко. Тут нужен дрочащий смайлик.
Аннотация, конечно, полное говно, потому что ни разу не отражает.
на самом деле это мета-роман про женщину, которая пишет роман о женщине, которая пишет роман. Как-то так. И о истории без истории, о случайности событий в реальной жизни (в этом она почти что анти-Аткинсон, у которой события плотно связаны в узел и обязательно взаимосвязаны) и также о романной структуре, Чехове и Анне Карениной.
Собственно романный сюжет заключается в том, что героиня пытается сбежать из зацикленного круга, в который вошла много лет назад вместе со своим, простигосподи, бойфрендом. Они уже вроде как взрослые люди, но по факту тянут друг друга в болото вечного пост-студенчества, где застопорилось их профессиональное и личное развитие. Вот уже кризис среднего возраста, а ты ещё не вышел из кризиса двадцати пяти лет. Печальная картина.
Но самое интересное в романе, конечно, не это, а бесконечные разговоры о размышления о тексте и мире. Это просто читать надо. Особенно тем, кто хочет сам писать.

Для чего подойдёт:
Настольная книга писателя.
Ну и в целом это хорошая книга, которая одновременно развлекает и не даёт мозгу расслабиться. И при этом без ГОВНО ГОВНО ГОВНО ТЛЕН, хотя она не то чтобы весёлая.

Керри Гринвуд «Смерть в доке Виктория»
изображение

Аннотация издательства:
Фрина Фишер, дама-детектив из Мельбурна, в ярости - в нее стреляли! Однако пострадал не только ее любимый красный автомобиль, но и незнакомый юноша, которого мисс Фишер обнаружила на мостовой возле дока Виктория. Она полна решимости найти преступников и рассчитаться с ними, однако дело ей предстоит непростое. Фрина столкнется с анархистами и революционерами, побывает в салоне татуировок и на спиритическом сеансе и в итоге добьется своего. Но не только в расследованиях, а еще и в любви.

Моё мнение:
Детективы о Фрине Фишер — это просто эталонный джеймсбонд. Гг в белом плаще (часто даже нефигурально), шикарные машины, самолёты, коварные и весьма оригинальные убийцы и много секса. А помимо этого там есть насилие, инцест, геи, лесбиянки, наркота и прочие прелести высокого рейтинга. И всё это в антураже двадцатых годов. За книгу Фрина успевает раскрыть пару преступлений, трахнуть нескольких мужиков и кого-нибудь отблагодетельствовать.
«Смерть в доке Виктория» — мой фаворит, потому что там есть социалисты, латышские анархисты, спиритические сеансы с Лениным и прочая веселуха.
На обложке написано «иронический детектив», но вы не думайте, что там есть что-то от Донцовой и прочих петросянов. По факту комический эффект там строится за счёт игры на штампах шпионских фильмов и детективно-приключенческих книжек первой половины двадцатого века.

Для чего подойдёт:
Новые фильмы про Джеймса Бонда кажутся вам унылыми? Почитайте детективы о Фрине Фишер.

@темы: обзор

13:36 

Извините, что превращаю этот дневник в личный бложик о книжках, но как-то нифига времени нет. Ненавижу весну. :hang:

А между тем вот тут добрый анон собрал ссылки на все мои простыни.
Алсо, попытаюсь, пока есть пару часов свободных, написать что-нибудь о книгах, которые прочитала.

@темы: простыни

19:57 

1) Реал заебал. Одна радость: потянулись в нашу библиотеку студенты из машиностроительного, многие из них такие: «ой, ну наверняка у вас нет этой книжки, выпущенной дохулион лет назад про двигатели, которые не производят с пятидесятых, или книжек про эту машину, которую не производят с шестидесятых», а ты жестом фокусника вытаскиваешь им ворох книжек лохматого года. Ну хоть кому-то нужно что-то, кроме сраных детективов, боевиков и любовных романов.
Люди, жалующиеся на тупых подростков, такое говно читают, что лучше бы они «Глухаря» смотрели вконтакте сидели. =/

2) Есть что-то печальное в тредах, где люди внезапно осознают, что у писателей, которых они читали в детстве/подростковом возрасте говна в голове хватит на то, чтобы стало как в той копипасте, которая «я люблю обмазываться несвежим говном и дрочить».
На самом деле практически у любого писателя говна в голове полно, и уверенность писателя в том, что он несёт хорошее-доброе-вечное, от этого не спасает. Скорее даже наоборот. Яркий тому пример — Толстой и Солженицын. Сказочные мудаки и при этом сказочные же белые плащи.
Кстати, несколько раз наблюдала, как люди, для которых флёр оппозиционности вокруг прозы Солженицына слегка рассеялся, перечитывали его книги заново и понимали, что из большинства текстов лезет мерзейшая личность автора. Правда, импритинга в детском возрасте там не было, поэтому зарева пуканов не видно.
Но вот если писатель лет до шестнадцати казался клёвым, а потом из текста вылезло противное авторское ебло, то тоны баттхёрта и ненависти обеспечены.
Вот поэтому я никогда не перечитываю книги, которые мне нравились в подростковом возрасте.

@темы: поговорить

00:53 

До недавнего времени моё знакомство с творчеством Эко ограничивалось (увы!) «Именем розы» и отдельными нехудожественными штуками. А тут я припала к «Пражскому кладбищу» (и читаю в час по чайной ложке).
Господа Дамы, да это же Пелевин. О_О

20:47 

Чисто поржать.

Русскоязычное небыдло такое небыдло:

я не могу позволить себе, чтобы в моей машине на заднем сиденье валялась книга с названием «Комбат атакует» или «Спецназ выходит на связь». Мы очень разные, ты врубаешься? Я не смотрю «Бригаду», не люблю русский рок, у меня нет компакт-диска Сереги с «Черным бумером». Я читаю Уэльбека, Эллиса, смотрю старое кино с Марлен Дитрих и охуеваю от итальянских дизайнеров. И свои первые деньги я потратил не на «бэху» четырехлетнюю, как у пацанов, а на поездку в Париж. И это у тебя никогда не уложится в голове, потому что ты живешь, как жили твои родители и родители твоих родителей. Чтобы жена, чтобы дети, чтобы все как у людей. По воскресеньям в гости к соседям, по понедельникам с похмелья на работу, по субботам в торговый центр, как в Лувр, со всей семьей да на целый день. У ВАС так принято. И мне этого никогда не понять и не принять, как шуток из программы «Аншлаг». То есть чтобы тебе было понятно – это вообще за гранью моего понимания, как для тебя осознание факта того, что короткие носки у мужчины – смертный грех.
Сергей Минаев «Духлесс»


Он хотел предложить ей зайти в какое-нибудь кафе и дозавтракать там. Но, пока он открывал рот, чтобы это сказать, Северина легко и гибко качнулась вперед, положила руки ему на плечи и поцеловала его.
Это было так неожиданно, что Иван едва не оттолкнул ее. Еще не хватало ему благодарных поцелуев! Но в то мгновенье, когда он почувствовал ее губы на своих губах, голова у него закружилась и глаза застлал туман. Она поцеловала его так нежно и вместе с тем так страстно, что все мысли выветрились у него из головы и все чувства ушли из тела. Все, кроме одного – сильного, всепоглощающего. Может, это и не чувство даже было, а одно только желание; Ивану некогда было сейчас это анализировать. Он притянул Северину к себе и лег на ковер.
Теперь она лежала на нем, вытянувшись как ветка. Да, точно так это было бы, если бы он лег в лесу на траву, а с дерева на него упала бы ветка. Хотя падают ведь сухие, старые ветки, а она, эта невесомая девушка, никак не связывалась со старостью. Слишком много в ней было юного трепета.
Она лежала на нем тихо, словно прислушивалась к нему. Он обнял ее и стал целовать. Каждый поцелуй распалял его все больше. Удивление, даже оторопь, которые охватили его вначале, теперь прошли; он весь дрожал от нетерпения.
Молния на джинсах расстегнулась быстро, а с Севериниными колготками пришлось повозиться. Стягивая их с нее, он чувствовал, как они рвутся под его руками. Но думать о ее колготках Иван сейчас, конечно, не мог. Он вообще ни о чем не мог думать. Мог только чувствовать это тоненькое тело в своих объятьях – сначала на себе, потом под собой, – мог целовать эти почти неощутимые губы, гладить ладонями ноги, которыми она обнимала его спину, лбом упираться в маленькое плечо, как будто оно могло быть опорой для всего его бьющегося, наизнанку выворачивающегося тела…

Анна Берсенева «Игры сердца»


Даже не знаю, что пошлее.
Алсо, надо бы завести тэг для русской говнолитературы. А то мне время от времени приходится эту дрянь по работе почитывать.

@темы: нежный аромат портянок и водки

20:51 

Внезапный вопрос.
А какие типы героев вас бесят?

Лично меня бесят герои ОБВМ. Ну, знаете, всякие там романтические юноши и девушки, страдающие от окружающего быдла, все эти интеллигенты-неудачники и прочие ребята, претендующие на наличие особой духовности. В общем, такие Типичные Галуасты.
Яркий пример — гг «Планеты грибов» Чижовой. Блевала от него дальше, чем видела.

@темы: поговорить

16:03 

среди феерических изданий любовных романов 90-х я нашла:
Сельму Лагерлёф
Сигрид Унсет
сестер Бронте
Эдит Уортон
Джейн Остин
Дафну Дюморье

ох уж эти издания девяностых. :facepalm:

UPD: Да вот же она! Серия любовных романов с самым странным выбором произведений.
(Уортон, Унсет и Дюморье были в каких-то других сериях)
Алсо, там ещё «Узорный покров» Моэма выходил, И ЭТО ПРОСТО ААААА!!!
запись создана: 23.04.2015 в 22:11

21:30 

Реал:
изображение

Прочитала «Просто вместе» Гавальды, ощущение какой-то жуткой пошлости. Х_х
Серьёзно, у всех героев подряд дисфункциональные семьи, ни одного нормального родственника, кроме впавшей в маразм старушки? Не герои, а одноногие собачки какие-то. Всё ждала, когда выяснится, что кого-нибудь из них в детстве ещё и насиловали.

Из любовных романов я всё же предпочитаю Джоджо Мойес. Она без претензий на боллитру, зато с сюжетами побойчее.

@темы: поговорить

02:07 

Хочу высказаться об этом посте и комментах.
Мне кажется, что это другая сторона дроча на классику. В смысле, если ты не хочешь читать классические произведения (которые в большинстве своём действительно написаны мужиками и про мужиков и при передозе могут вызвать реакцию: «вот, блядь, если бы они [герои, в смысле] в поле пахали, рожали и детей воспитывали, не мучились бы такой хернёй»), то обязательно надо их обесценить, сделать вид, что они уг какое-то, и вообще случайно стали классикой.
То есть в нашей культуре стыдно просто выбрать не читать классику. Это сразу означает, что ты говно какое-то с Донцовой под мышкой. Надо бы сделать финт ушами и рассказать, что на самом деле эти классики тоже Донцова разрекламированные выскочки. Тогда, может, удастся избавиться от внутреннего классикодрочера.

Хотя на самом-то деле классику читать совсем не обязательно, если ты читаешь для развлечения. И переходить на Донцову при этом совершенно необязательно. Полно хороших современных писательниц.
Хорошо бы при этом признаваться себе: «Да, классики писали реально хорошо, но мне неинтересно читать про страдания бгм, а от идей отдельных классиков меня вообще тошнит, так зачем мне мучить себя, если я могу почитать %подставить имя хорошей писательницы%?».

Но названная проблема, конечно, существует: литература, написанная женщинами, считается либо слюнявой, либо просто неинтересной. Серьёзным писателям противопоставляют Донцову и ЖЮФ, а не серьёзных писательниц.
Именно поэтому феминистки создают сообщества, в которых обсуждается только женское творчество.

P.S. Готова поспорить, что мужики, вопящие о том, что, если не читать классиков, будешь читать одну Донцову, сами читают либо криминальное говно, либо фантастическое говно, как будто васятки-космодесантники на фаллическом звездолёте чем-то лучше очередной Хуёлы Пиздоглазовой.

@темы: поговорить

00:25 

Анализа художественного текста псто.

читать дальше

@темы: простыни

URL

Бешеный филолог

главная