Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:27 

Мир слэшных ориджей — это какая-то бездна бездны для меня. Как ни открою по рекомендациям и отзывам на АЧ, так «крепкий середняк» окажется слэшным аналогом ехидных ведьм, а «великий текст, прямо-таки на уровне хороших печатных книг, хоть прямщас русский букер вручай» — обычной жвачкой, просто написанной без чудовищных стилистических ошибок в каждом предложении, и ошибки там другого свойства: плоские характеры, неверибельные диалоги, плохо воспроизведены речевые особенности или особенности поведения тех или иных социальных групп, дыры в повествовании, кривая композиция.
Мне кажется, или в среди фанфикеров крупных фандомов какое-то менее восторженное (и более реалистичное) отношение к текстам? Или это я окружена такими ценителями?..

@темы: поговорить

23:40 

До чего же странные книги попадают под ярлык «интеллектуальный детектив».
То конспироложество Дэна Брауна, то какие-то совершенно обычные детективчики со слабым сюжетом, в которых вместо бутылки вотки участвует антиквариат.
Вот сейчас читаю для работы «интеллектуальные детективы» Дарьи Дезомбре, которые обозваны бестселлерами при тиражах в 10 000, и чо-та... Да ладно, если преступник не из серии «украл, выпил — в тюрьму» — то уже интеллектуально, что ли? О_о"
Книжки, кстати, в художественном плане повыше большинства наших детективов и без навязшего на зубах словоблудия, но всё равно довольно слабые. Единственный их плюс — очень напоминают аушный фанфик с пейрингом Крис/Том, только Том девочка.
Хотя нет, есть ещё один плюс — герои не отпускают петросянских шуточек.

К слову о словоблудии. Я приободрилась уровнем Дарьи Дезомбре и подумала, что, может, реально стали писать лучше, и если взять что-нибудь, претендующее на неплохой детектив, то мне откроется нормальная история?..
Открыла книгу Островской, которую у нас читатели страшно хвалят.
Привожу вам всю (!) первую главу, благо она коротенькая.

читать дальше

Нет, я понимаю, что писателям платят за авторские листы, но нельзя же так откровенно лить воду. О_О тут 80% текста можно спокойно вычеркнуть без ущерба для экспозиции.

@темы: нежный аромат портянок и водки

20:58 

Суббота, мы работаем, а начальство нет.
Выходила в магазин на обеде, прихожу. Контролёр читает книгу, кассир читает книгу, библиотграф читает книгу. Иду к себе на абонемент — а там моя коллега тоже книгу читает. Лепота!
Положила кошелёк на место и тоже села читать.
А потом пришли читатели и всё испортили.

А кому-нибудь, кроме анона, мечтающего стать библиотекарем, интересно узнать о том, как мы работаем?
Я просто думаю, париться или не париться с фотографированием процесса.

21:13 

1) Сколько я говна прочитала в детском и подростковом возрасте — не сосчитать. Это сейчас все пекутся, чтобы деточка не дай бог не увидела чего-нибудь такого, а когда я была поменьше (блин, а ведь я ещё только универ закончила, эта херня совсем недавно началась), всем было не то чтобы насрать, но книжки по судебной психиатрии от меня никто не прятал, да и мамины детективы с кучей трупов — тоже.
У меня были, конечно, и «нормальные» подростковые книги: Марк Твен, Крапивин (естественно, того времени, когда он ещё не писал так, будто ему хочется захерачить кровавый трэш с маньяками-педофилами, а приходится строчить детские сказки), Дюма, Жюль Верн. Дефо, Свифт, Булычев. Была и массовая литература для подростков, появившаяся в нулевых: Гарри Поттер, Таня Гроттер, Артемис Фаул, Трилогия Бартимеуса, Темные Начала, детективы из серии «Черный котёнок».
Но была ещё куча ВСЕГО.
Во-первых, мамины детективы и фантастика. От Агаты Кристи до какого-то американского трэша, где все друг друга бьют по морде. От Булычева и Ле Гуин до хер-знает-чего, выпущенного в девяностые на туалетной бумаге.
Во-вторых, моё собственное говнофэнтези и говнофантастика: Лукьяненко, Белянин, Громыко и ещё какие-то выкидыши Альфа-книги, которых я даже не помню сейчас. Я себе даже Перумова один раз купила, но он был для меня слишком уныл даже тогда. А ещё у меня была трилогия Элизабет Хейдон про Рапсодию. Ничего толком из неё не помню, кроме того, что там гг была проституткой (ух, каким смелым мне это тогда казалось), а в одном месте описывалось, как она с месячными справляется (ух, вот это натурализм!).
В-третьих, вся та байда, которую я находила у родственников и маминых подруг, когда оставалась где-то там ночевать. Я умудрилась припасть таким образом к Донцовой, Шиловой, Гармаш-Роффе, Вильмонт и ещё некоторому количеству томиков в мягких обложках, которых я уже не помню.
В шестнадцать я начала осваивать серию «Альтернатива». Хорошо, что именно тогда: сейчас я уже Паланика и ко в себя не запихну, всё это «навернул кишку на краник / чак паланик, чак паланик» уже перестало меня развлекать.
Ну а вы-то, аноны и неаноны, зачитывались какими-нибудь Джоанной Линдсей и Юрием Никитиным, или прямо с детства шпарили исключительно Толстоевского?

2) В дополнение к предыдущему пункту: не понимаю стремления некоторых родителей чуть ли не с пелёнок впихивать в детей Кафку (не гречневую и манную), Достоевского, Чехова и прочих писателей, которых они в таком возрасте тупо не поймут.
И также не понимаю людей, которые хвастаются тем, что к тринадцати, предположим, годам перечитали кучу собраний сочинений классиков. Да ладно, до этого возраста читается вообще всё, что стоит в домашнем книжном шкафу, вне зависимости от качества. Был бы полный шкаф Марининой и Донцовой, читали бы их.

3) И снова к первому пункту. Ну, почти.
Читала я недавно «Марину» Сафона и думала, что в пятнадцать лет я бы визжала от восторга. Потому что там трогательная дружба, ДРАМА, детективная интрига, научная фантастика в ретро-антураже (увы, не викторианском, а всего лишь двадцатого века), косящая под готический роман, зомби и куча одноногих собачек персонажей с печальной судьбой.
Ну, а сейчас я думаю, что тут слишком много всего наверчено, сюжет скучно выстроен, детективная интрига слабая, куча одноногих собачек — и спойлер.

@темы: поговорить

22:09 

Мне очень нравится «Депфордская трилогия» Роберсона Дэвиса.
А в «Корнишской трилогии» мне больше всего понравилась вторая книга, где джаст фор лулз подделывают картины и впаривают их Гитлеру. Первая и третья часть уже как-то не очень. Особенно третья. Нет, я понимаю всю эту байду с предопределенностью и, как говаривал Воланд, «а бывает и еще хуже: только что человек соберется съездить в Кисловодск: пустяковое, казалось бы, дело, но и этого совершить не может, потому что неизвестно почему вдруг возьмет – поскользнется и попадет под трамвай! Неужели вы скажете, что это он сам собою управил так? Не правильнее ли думать, что управился с ним кто-то совсем другой?», извините меня за эту длинную цитату, но в целом мне третья книга показалась какой-то особенно топорной. Топорнее было бы только всем героям по кирпичу на голову сбросить.
Зато в первой книге есть описание таких гейских ролевых игр, что даже мне, натренированной фичками, было читать неловко.

@темы: книги

01:27 

хотела под впечатлением от треда на инсайде поболтать о иноязычной лексике в тексте, но там начали рассказывать, что отсутствие «куфуфу» в тексте убивает весь образ персонажа, и я такая:
изображение

Мне надо выпить валерьяночки.

23:00 

Это скорее так, маленькая наволочка про одно довольно широко известное в литературе явление.

В треде на холиварке я приводила в пример эталонной стихотворной пошлости Надсона и Бенедиктова.
Но в российский словесности есть король плохих стихотворений, которого вы наверняка знаете по Пушкину*: граф Хвостов.

По большей части его стихотворения состоят из вот такой невразумительной чухни:

Российский Александр вселенный отрада,
Им свержен с высоты сын горделивый ада.
Он пролил всюду жизнь, пресек насилья пир,
Атланту равен Он - сдержал на плечах мир.

Но время от времени он выдавал настоящие перлы вроде:

Лежала на столе у слесаря пила,
Не ведаю зачем, туда змея пришла.

Но Хвостов на самом деле редкой эпичности персонаж, над которым не стебался только ленивый. Если смотреть собрания сочинений «арзамасцев», то среди их вполне серьёзных произведений (хотя что я говорю? они любили пописывать что-то вроде: Вот Картузов! — Он зубами / Бюст грызет Карамзина; / Пена с уст течет ручьями, / Кровью грудь обагрена!) обязательно найдётся эпиграмма на Хвостова или пародия на его стихотворения.

В истории литературы осталась куча анекдотов про него.
Вот, например:

За несколько часов до своей кончины, отдав несколько приказаний окружавшим его, Суворов слабым голосом подозвал к себе Хвостова и сказал ему: "друг мой, одолжи меня, не пиши од на смерть мою". Гр. Хвостов, однако, не исполнил этой просьбы: ода на смерть Суворова помещена в Собрании его стихотворений, изд. 1821 г., т. I, с. 113-115.

Он так любил дарить свои сочинения и распространять свою славу, что по дороге к его деревне (село Талызино, в Симбирской губернии), по которой я часто ездил, он дарил свои сочинения станционным смотрителям, и я видел у них приклеенные к стенке его портреты. (М. Дмитриев)

Расстроив состояние печатанием своих творений и литературным меценатством (он был ведь большой меценат), Хвостов выхлопотал, еще в царствование Александра I, временное денежное пособие. Александр I, знавший его лично и познакомивший его, как ближайшего родственника Суворова, с королем прусским Вильгельмом III, дал ему несколько десятков тысяч, -- по одним сведениям, пятьдесят тысяч, а по другим сто. Государь дал ему эти деньги из жалости, чтобы он выкупил свое заложенное имение. Что же сделал Хвостов? Жена его графиня Аграфена Ивановна обрадовалась и пристала к нему, чтобы он употребил деньги на дело.
Погоди, матушка, -- отвечал ей поэт, -- прежде всего надо тиснуть мои сочинения новым изданием.


Однажды в Петербурге граф Хвостов долго мучил у себя на дому племянника своего Ф. Ф. Кокошкина (известного писателя) чтением ему вслух бесчисленного множества своих виршей. Наконец Кокошкин не вытерпел и сказал ему:
-- Извините, дядюшка, я дал слово обедать мне пора! Боюсь, что опоздаю; а я пешком!
-- Что же ты мне давно не сказал, любезный! -- отвечал граф Хвостов, -- у меня всегда готова карета, я тебя подвезу!
Но только что они сели в карету, граф Хвостов выглянул в окно и закричал кучеру: "Ступай шагом!" -- а сам поднял стекло кареты, вынул из кармана тетрадь и принялся снова душить чтением несчастного запертого Кокошкина.


Кстати, в жизни был добрейшей души человеком и филантропом. Но писал чудовищно, и этим запомнился.
В этом плане, конечно, Надсону, Бенедиктову и Асадову, у которого тоже километры мещански-пошлых стихов, до него очень далеко, потому что они были одно время популярны, потом про них забыли, и про Асадова тоже забудут, а Хвостов останется памятником графомании. Потому что даже в этом деле можно быть выдающимся. :-D

*ты и я

@темы: простыни

01:06 

изображение
Маргарита Хемлин «Клоцвог»


Суть: Женщина пытается заткнуть дыру в своей душе, а получается как всегда.

Аннотация издательства:
В героине нового романа Майе Клоцвог одни видят роковую красавицу, другие - безрассудное чудовище, третьи - расчетливую авантюристку. Но как бы там ни было, Майя - женщина. Она хочет жить. И живет в пространстве и времени, отведенном судьбой: Украина и Россия конца 40-х - начала 70-х годов XX века. Со всеми отягчающими историческими обстоятельствами. Реальными и мнимыми.

Моё мнение:
Через повествование «Дознавателя» я так и не смогла прорваться, а эта книга на ура пошла, хотя сперва глаз всё-таки дёргался. Дело в том, что рассказчица говорит с диким количеством речевых штампов советского времени, как человек, который явно не привык писать «художественно» и при попытки рассказать о себе цепляет кучу расхожих фраз из окружающей среды.
Из аннотации может создаться ощущение, что Майя Клоцвог — какая-то прямо Анжелика, маркиза ангелов. Нифига подобного. Обычная женщина с очень низким уровнем эмпатии и социальными инстинктами ниже средних. Она постоянно как-то неловко врёт, получая ещё больше геммороя, влюбляется в разных мужчин (как правило, с печальным и прозаичным исходом), не может толком заняться своими чувствами и мыслями, потому что ей постоянно приходится думать о всей её слишком разветвлённой семье (муж, мать и её второй муж, поехавший бывший муж и его новая подруга, сын, дочь, родственники по материнской линии, бывший возлюбленный, от которого у неё сын — тысячи их), очень стесняется своего еврейства — и при этом ей надо объяснять своим детям, которые в школе встречаются с антисемитизмом, что быть евреем нормально. В общем, печальная жизнь у женщины, хорошо хоть СПОЙЛЕР.
В общем-то это такой типичный роман «жизнь общества через жизнь индивида», только без социально-критического пафоса. Он мрачный, но если вас это не смущает, то советую читать. СССР там описан интересно, без всего этого «какую страну мы потеряли» или «говноговнотлен, все в мордоре жили». А ещё в «Клоцвог» нет блевотнейших описаний секса, на которые я постоянно у наших писателей натыкаюсь.

@темы: обзор

19:19 

Попыталась читать «Легкую голову» Славниковой.
Ну, забросила на пятидесятой странице. Завязка мне понравилась, но язык бесит. Какая-то разностилица и по пять выебон-сравнений на странице.

Открыла «Клоцвог» Хемлин. Ух, опять эта сказовая манера.
Я сломалась об неё, когда садилась читать «Дознавателя», но тут вроде бы у рассказчицы чуть меньшая каша в голове.
Вообще это, конечно, тот случай, когда видишь, что стилизация блестящая, но от манеры речи рассказчика хочется себе глаза выцарапать.

Решила завести тэг «книги», чтобы писать о тех книгах, которые не попадают в «обзоры».
Если что, критерии для обзоров у меня такие:
1) Автор или главный персонаж книги — женщина.
2) Я дочитала книгу до конца.
3) Книга показалась мне интересной, даже если мне там что-то не понравилось, а что-то показалось явным недостатком.

@темы: книги

01:26 

Наткнулась тут на интересный пост о списках школьной литературы.
Сижу радуюсь, что в школе я была ужасно чёрствой и даже «Тихий Дон» спокойно осилила.

Небольшой опрос: а вам какие-нибудь книги по школьной программе нанесли психотравму?

@темы: поговорить

00:44 

Лет ми спик фром май харт эбаут фанфикшен

Я как раз не так давно сралась в командном чатике о нём.
Сейчас тут будет пост, основанный на моих личных впечатлениях (естественно, официальной статистики у меня нет, не упс, тут нужно масштабное исследование) пополам с воспоминаниями о вопросах, которые волнуют дайри-мультифандом уже стопицот лет.

читать дальше

@темы: простыни

22:35 

Дорогое мироздание, палехче

С утра эта цитата из Прилепина, теперь феерический высер на сайте центральной библиотеки города.
Сперва у меня глазик выпал от феерического сексизма, потом второй глазик от феерический профнепригодности автора статьи как филолога. Честно говоря, очень сложно удержаться от обесценивающих высказываний о том, чем она занималась вместо того, чтобы лекции слушать.

Назовите мне хоть одно прозаическое произведение, написанное женщиной, которое имело бы эпохальный, социально-значимый эффект в 19 – 20 веке?
Да ладно, чем надо, блядь, слушать на филфаке, чтобы пропустить произведения Анны де Сталь, Мэри Шелли, Джейн Остин, сестер Бронте, в конце концов «Унесённых ветром» Маргарет Митчелл, которые сформировали «южный миф»?

Вас не удивляет, что нет почти ни одного художественно безупречного произведения о Великой Отечественной войне, написанного женщиной (исключение - повесть Ванды Василевской «Радуга»).
Да вы штооо...
А Ольга Берггольц и Вера Панова?
И это я даже нифига в истории советской литературы не разбираюсь, а большинство лекций по ней проспала. Готова поспорить, что специалист по русской литературе этого периода охуеет от такого заявления ещё больше.

Женщина в литературе – разработчик одной темы: любовно-семейной или кухонно-будуарной.
Сельма Лагерлёф перевернулась в гробу, а рядом с ней вертится юлой Айн Рэнд. А также Фланнери О'Коннор, Эмили Бронте, Элиот Джордж, Элизабет Гаскелл, Вирджиния Вульф, Дафна Дюморье, Эльза Триоле, Маргерит Дюрас... Харпер Ли, Тони Моррисон, Элеанор Каттон, Анжела Картер, Донна Тартт, Джессика Дюрлахер, Кейт Аткинсон, Хилари Мантелл не могут этого сделать только потому, что они ещё живы, блеать.

Дальше автор рассказывает о тлетворном влиянии Доцовой и прочей хуеты на женские мозги:
Эта женская «индустрия развлечения» не так безопасна, как кажется на первый взгляд: она формирует дурной вкус, который относится к разряду болезней неизлечимых.
Видимо, «Слепой против Бешеного» и конина, написанные для мужиков, прямо-таки ведут к духовному расцвету.

А потом автор бодро так съезжает на российскую прозу (возможно, она раньше типа о ней говорила, но просто так широко, простигосподи, обобщала, что вообще ни в какие ворота), совершенно игнорируя те образчики современной русской литературы, которые не вписываются в уютный манямирок с тупыми писательницами, пишущими исключительно о любви: Петросян, Славникову, Рубину, Чижову, Галину, Хемлин, Букшу, Абгарян... И в целом имена она вытащила из какой-то клоаки девяностых-начала нулевых: о Петрушевской практически не говорят сейчас, Толстая вяло переиздаёт свои рассказы, насколько я знаю, Улицкая ещё только держит марку, Об Олесе Николаевой я слышала примерно... ни разу (ну ладно хоть Машу Арбатову из этой же клоаки не достали). Вообще никак не упомянуты Майя Кучерская, Марина Степнова, Елена Катишонок, Лена Элтанг, Алиса Ганиева.
Нельзя было как-то подновить свои знания по теме перед тем, как ляпать хуйню статью писать?

@темы: поговорить

10:06 

Однажды случайно зашёл по делу в одну бездетную семью и обнаружил, что пара сидит и ест эклеры. Удивительное заключалось в том, что у каждого было по шесть эклеров на тарелке.
Вот они сидели, мило беседовали и ели эти эклеры. Потому что эклеры очень вкусные и повышают настроение.
Я вскоре ушёл, но ощущение это меня не покидает по сей день: всякий раз, когда я представляю себе быт бездетной семьи (осмысленно бездетной, а не по медицинским показателям — ещё раз поясню, а то начнётся сейчас), — я представляю его именно так. Сидят и едят эклеры.
Съели эклеры — можно трубочки со сгущёнкой. Пирожное «корзинка». Пирожное «картошка». Мороженое потом.
Потом можно посмотреть Animal Planet. Потом снова что-нибудь вкусное съесть.
Это не люди, а какой-то тупик цивилизации.

Захар Прилепин


Эклеры. Эклеры, блядь. :lol::lol::lol:
Лучше бы ты художественные книжки писал, Захарушка. :facepalm:

@темы: нежный аромат портянок и водки

18:55 

В трудах по методике преподавания литературы меня больше всего удивляет позиция, будто классическая литература даёт непосредственные нравственные уроки (хотя нет, меня больше всего удивила цитата о том, что Пушкин в «Станционном смотрителе» напоминает читателям о том, что библейские притчи — это тот самый нравственный урок). Ну серьёзно, по большей части нравственные уроки 19 века совершенно неприменимы к современным людям, да и сами крупные писатели практически никогда (кроме Толстого, блджад) не поучали читателей, как себя хорошо вести. Большинство классических произведений вообще не рассчитаны на ту целевую аудиторию, которой требуется моральный урок, только во времена классицизма перед писателем стояла задача сунуть в зубы читателю мораль. Сколько в школьной программе классицизма? Фонвизин, Ломоносов, Державин и Крылов. Всё.
Другое дело, что чтение хорошей литературы развивает фантазию и эмпатию, позволяет погрузиться в чужую культуру, позволяет заранее отрефлексировать некоторые вопросы, причём не только с точки зрения своих собственных интересов. Причём для этого не обязательно читать именно Пушкина: «Гарри Поттер», говорят, помогает отлично.

И совсем по другой теме вопрос: а зачем вы ведёте списки прочитанных книг в дайри? (если ведёте, конечно)
Мне, кстати, нравится эти списки рассматривать. Иногда думаешь: «Да если бы меня заставили это читать, я бы сдохла, а она ничего так, тащится». Наверное, и мой список чтения для кого-то так выглядит.

@темы: поговорить

17:08 

Вычитываю простыню про фанфикшен, а пока хочу сказать, что прочитала «Стоунера», которого вытащили из дебрей американской литературы. Нет, ну хороший роман, более того, он кажется весьма увлекательным, несмотря на то, что гг просто живёт себе и умирает в преклонном возрасте.
Правда, там почти все герои такие, что хочется тихо придушить их подушкой. Из жалости. Особенно жену Стоунера.

Анна Гавальда могла бы найти и менее унылого и неудачливого персонажа для самоидентификации. О_о"

@темы: книги

18:06 

Всё увидела, буду писать. А пока я валяюсь на кровати в гостинице и читаю книги о преподавании литературы в школе.
Бляблябля.
Задания к ЕГЭ — это просто кошмар какой-то. В смысле, я его сама сдавала, пришлось на меня это дерьмо (получила, кстати, куда меньше баллов, чем по математике, хотя казалось бы), но я тогда толком всё это не рефлексировала.
Задания части А напоминают какую-то долбаную викторину.
«Кто из современников А. А. Ахматовой назвал её «златоустой Анной всея Руси»?» и тому подобрая херня, которая вообще ничего не говорит о знании литературы, только о том, что ученик вызубрил ответы по «типовым заданиям к ЕГЭ».
Задания части В в том же духе, только ответ вписать надо в клеточки.
Задание С...
Одна тема другой охуительнее.
Какие нравственные проблемы решает автор «Слова о полку Игореве» в своём произведении?
Что свидетельствует о недолговечности власти кабаних и диких?
В чем главный изъян теории Раскольникова, определивший её крах?
Какую идейную нагрузку несут на себе финальные сцены пьесы А. Н. Островского «Гроза»?

Честно говоря, это темы, которые могут тренировать разве что навык унылого словоблудия по шаблонам — и ничего больше.

А вот вам образчик тренировочного сочинения для ЕГЭ.

читать сабжевый текст
Задание №1.
Сформулируйте проблему. Какой вопрос решает автор?

Задание №2.
Найдите предложение, в котором выражена авторская позиция – ответ на поставленный вопрос.

Задание №3.
Прокомментируйте устно эту проблему. Выскажитесь, насколько эта проблема актуальна в наши дни, каков тип проблемы, встречаемся ли мы сейчас с подобным?

Задание №4.
Сформулируйте собственную позицию по данной проблеме.

Свой ответ аргументируйте, опираясь на знания, жизненный и читательский опыт.


Когда я приду к власти, сразу отправлю авторов КИМов по литературе на урановые рудники.

15:18 

Добби получил носок и теперь на неделю в отпуске.
В связи с этим создаю псто с заявками.

Простыни о чём вы хотите почитать?
О каких-то конкретных писателях вряд ли буду писать прямо простыни, сразу говорю. Разве что о классиках.

@темы: административное

15:33 

У русской классики печальная какая-то судьба. В смысле, после школы практически все о ней думают что-то такое: «Господи, да почему они такое говно унылое писали все, а?!». А перечитывая русскую классику уже лет в тридцать, сорок, понимают, что не такая уж она и унылая.

Дело, как мне кажется, вот в чём.
Корпус русской классики, изучаемой в средних и старших классах, по большей части состоит из реалистических романов девятнадцатого века. Есть ещё «Тихий Дон» — огромный, тяжёлый и депрессивный. Всё более-менее интересное обычно небольшого объёма и/или проходится до 7го класса.
Что с этим делать? А хз.
Русская литература в девятнадцатом веке действительно пережила расцвет. До этого она была какая-то мутная для европейской цивилизации (напоминаю, художественная литература начала в России развиваться только в 18 веке, до этого её толком и не было), а в 19 веке КАК ПОПРЁТ. Вряд ли вы когда-нибудь услышите от иностранца об Озерове (ладно, о нём обычно только русские филологи помнят), Фонвизине, Державине, Карамзине, даже Жуковском. Зато все знают Достоевского, Толстого, Чехова. Многие знают Тургенева и Пушкина. И в школе надо эти вещи изучать, куда от них денешься. Не растягивать же на всю программу старших классов «Серапионовых братьев».
А после девятнадцатого века, кстати, стало вообще как-то уныло. Коротко полыхнул Серебряный Век (оставив по большей части только поэзию), а потом задорный разгул начала СССР — и всё, уныние и тлен. Даже в хороших произведениях — всё равно уныние и тлен за редкими исключениями вроде Василия Тёркина. У меня такое ощущение, что в двадцатом веке — да и до сих пор — наши писатели считают увлекательность недостатком произведения.
Вот есть, например, классик канадской литературы двадцатого века Робертсон Дэвис. У него в книгах бесконечные путешествия, действие происходит то в какой-нибудь чудовищной канадской провинции, то в известных университетах, то в замках старой аристократии, то в Лондоне, то в Оттаве. Герои подделывают картины, доводят других героев до самоубийства, интригуют, сбегают в бродячий цирк... И ничего, знаете, Дэвиса это до уровня Майерс не спустило. А наши как будто боятся, что, если в их произведениях будет происходить что-то интересное, они сразу мутируют в Донцову или Бушкова.


Ладно, я отвлеклась.
Проблема в том, что реалистические романы мало интересны подросткам. Прекрасно помню свои школьные впечатления от них: «В грузчики бы этих занудных аристократических козлов, меньше унылых страданек будет». Может, тут есть уникумы, которые поняли всю палитру переживаний Анны Карениной, но я не помню, чтобы у нас в школе такие нашлись.
В 15-18 лет, как правило, всем были интересны фантастика, приключения, лихо закрученные сюжеты, ДРАМЫ (причём понятные, без всяких там конфликтов общества и человека, чтобы умирали, предавали и т.п.), яркие эмоции в тексте, всякие «запретные темы»: насилие, ебля, натурализм в духе американской прозы второй половины двадцатого века (ну да, через наши руки проходили оранжевые книжечки «Альтернативы»). Хоть немного эти запросы покрывал разве что Бунин (эротизмом) и Шолохов (трэшаком и насилием). Но «Тихий Дон» слишком уж длинный.

Ну и давайте опять списки посоставляем.
Что есть такое в русской литературе (любого века, начиная хоть с ПВЛ), что было бы интересно в конце средней школы и в старших классах. Средней паршивости массовая литература (Белянин, Громыко, Емец, тысячи их) не принимается.

@темы: простыни, поговорить

11:40 

Наиболее депрессивное впечатление о русской литературе производит «Литературная Газета». Если судить по ней, наша литература настолько тухлая, что еженедельную тоненькую газету, посвящённую ей, приходится забивать всякой хернёй — так, что на собственно литературу остаётся один разворот.

Ну и вот эта серия тоже производит депрессивное впечатление: www.labirint.ru/series/33082/
Что, ребят, настолько всё плохо, что приходится в серии современной русской, простигосподи, классики издавать Акунина и Минаева?

15 числа Добби получит носок и станет свободен! Правда, всего на неделю.
Напишу какую-нибудь простыню о литературе в честь этого.

@темы: нежный аромат портянок и водки

22:59 

Моё знакомство с Захаром Прилепиным какое-то очень неудачное. Его хвалят многие люди, вкус которых я искренне ценю, но вот сама я читала «Обитель», и мне показалось, что до отзывов критиков он сильно недотягивает. Потому что его прямо-таки новым «ВиМ» объявляли, ЭПОХАЛЬНЫМ РОМАНОМ.
Ну серьёзно, ничего такого нового этот роман не вносит. Это даже не оригинальное переосмысление старой традиции.
Гг, вскормленный Серебряным Веком, почему-то отдаёт портянкой Ромуальдыча. К тому же он очередной «простой русский интеллигент», а этот тип был бояном ещё сто лет назад (и, честно говоря, уже заебал до смерти).
Ну, то есть я понимаю, за что его хвалят, но палехче бы, серьёзно.

«Книгочёт» вообще разочаровал. Мне было абсолютно неинтересно читать, где он там бухал с автором того или иного произведения, и неприятно смотреть, как он онанирует на унылое занудство Проханова. Такое ощущение, что книжка выходила слишком тонкая, поэтому он туда всё подряд напихал.

@темы: нежный аромат портянок и водки

Бешеный филолог

главная